🎓 «Этот год был богат на пустые скандалы». Ректор ЧелГУ Сергей Таскаев рассказал о студентах-иностранцах, столовых и имуществе вуза

🏤 Новый ректор Челябинского госуниверситета Сергей Таскаев, который официально вступил в должность 27 сентября, намерен укреплять науку, наращивать материальную базу и расширять партнерские связи. Все скандалы, в том числе с медицинским и другими факультетами, по его словам, остались в прошлом. Подробнее в нашей статье 👇

🎓 «Этот год был богат на пустые скандалы». Ректор ЧелГУ Сергей Таскаев рассказал о студентах-иностранцах, столовых и имуществе вуза

Новый ректор Челябинского госуниверситета Сергей Таскаев, который официально вступил в должность 27 сентября, говорит, что в вузе намерен укреплять науку, наращивать материальную базу и расширять партнерские связи. Все скандалы, в том числе с медицинским и другими факультетами, по его словам, остались в прошлом. В интервью Znak.com Сергей Таскаев рассказывает о сложностях, с которыми сталкивается вуз, и о решении насущных проблем. 

— Недавно вы вернулись из Казахстана, где работали в составе делегации Челябинской области. У ЧелГУ ведь там филиал? 

— Да, в Костанае. Это наша гордость, он выделяется на фоне практически всех филиалов вузов РФ в Казахстане, может быть, за исключением МГУ. 186 рабочих мест, четыре тысячи студентов, несколько собственных зданий, множество историй успеха выпускников.

Однако судьба его очень непростая, филиал сталкивается с такими сложностями, о которых находящиеся в России подразделения даже не слышали. Знаете такое положение — свой среди чужих, чужой среди своих? Вот это как раз про него. Костанайский филиал ЧелГУ — это часть российского университета, который готовит кадры для Казахстана. Причем обучаются там и русские, и казахи. И если наши государства всегда открыты к сотрудничеству, то разница законодательств не всегда позволяет смотреть в одном направлении. Это серьезная правовая коллизия на уровне правительства, она связана с лицензированием и дает о себе знать раз в несколько лет. Например, в 2015 году нам грозили штраф и приостановление деятельности, которое не случилось исключительно благодаря вмешательству министра иностранных дел Российской Федерации, урегулировавшего вопрос на встрече с министром иностранных дел Республики Казахстан.

В этом году мы столкнулись с той же проблемой. Немало пришлось приложить усилий на самом высоком уровне, чтобы поднять вопрос о необходимости заключения международного договора для осуществления образовательной деятельности, согласно которому лицензирование и аккредитация нашего филиала осуществляются в соответствии с законодательством РФ, а его аттестация казахстанской стороной не проводится. К сожалению, не все нюансы наших переговоров я сегодня готов раскрыть, но все решилось положительно. Так что, думаю, в следующем году мы с легким сердцем отметим двадцатилетие нашего филиала.

— А если говорить об обратной ситуации: подготовке иностранцев в России? Это просто?

— Это проще, потому что в этом отношении законодательные акты выверены и опробованы годами. Сейчас у нас учится порядка 300 иностранцев. Это только по очной форме: бакалавриат, магистратура и так называемый «подготовительный факультет». Не меньше человек на заочной и очно-заочной форме. Мы должны за пять лет увеличить этот объем в пять раз. Это комплексная проблема. Нельзя увеличивать объем иностранных студентов, не организуя им экологическую нишу, где бы они чувствовали себя комфортно. Это визовая поддержка, безопасность, питание, проживание, организация шаговой доступности учебных корпусов, ну и, соответственно, некое свободное время, которое должно контролироваться вузом. Мы занимаемся этими вопросами: сейчас прорабатываем вариант по организации жизни и учебы наших иностранцев в одном корпусе. Идет оформление бумаг для получения иных площадей.

— Иностранных студентов надо хорошо кормить, а говорят, что с питанием в ЧелГУ не очень…

— Вы знаете, в сентябре мне в виртуальную приемную пришло письмо от нашего преподавателя, который учился тоже в ЧелГУ, и поэтому много лет видит, как развиваются сервисы вуза. Так вот, он констатировал плохое качество блюд и написал фразу, которая меня поразила: «Обидно, когда на утверждение «Я сегодня обедаю в университете» отвечают: «Сочувствую». Разве это не ужас? Скажу вам больше: когда я вступил в должность и провел аудит, то вскрылась миллионная убыточность наших столовых. 16 млн убытков! Вопрос оказался настолько острым, что мы сразу пригласили профессионального шеф-повара — Тимура Жанайдарова, который уже работал в ЧелГУ несколько лет, после чего развивал рестораны «Жан-Жан» и «Плов». И дело сдвинулось! Тимур оказался не только хорошим поваром, но и блестящим администратором. Мы уже увеличили количество точек питания в корпусах, время их работы (некоторым нашим студентам приходится учиться в три смены), открыли столовые по субботам. Ну и трудимся над качеством питания, конечно. Сменили поставщиков продуктов, следим за технологиями. В следующем году в ЧелГУ будут образцово-показательные столовые, так что ни иностранцы, ни наши ребята не останутся голодными.

— Но скандалы вокруг ЧелГУ с начала учебного года начались все же не с питания, а с образования. Например, встал вопрос по будущему факультета фундаментальной медицины. Оно вообще есть? 

— Согласен, этот год в принципе был богат на пустые скандалы. Другое дело, что за ними ничего не стоит, и я этому очень рад. Наверное, такой негативный фон неизбежно сложился бы при смене руководства университета.

Что касается факультета фундаментальной медицины — ему ничего не угрожает. Сейчас здесь учится порядка 50 человек. Проблема, о которой вы говорите, была связана с недобором на специальность «медицинская биофизика», куда в этом году поступили всего четыре человека. Мы предложили им перевестись, но этот обычный, в общем-то, для вузов ход оброс какими-то кошмарными измышлениями. К тому же в начале сентября сложил свои полномочия первый декан факультета, который вынужден был уехать из Челябинска. Поэтому факультет оказался под информационным ударом, но по факту он развивается благополучно. Мы нашли нового декана, выстроили отношения с ЮУГМУ, работаем над расширением баз практик. Знаете, что я сделал на первой неделе своей работы ректором? Подписал закупку виртуального анатомического стола Пирогова стоимостью почти четыре млн рублей. Это уникальное оборудование, оно есть в единицах вузов. А в ЧелГУ будет, и мы планируем его использовать — в том числе совместно с медицинским университетом.

— С которым, говорят, ЧелГУ рассорился после открытия этого факультета.

— Это давно позади. ЮУГМУ — один из сильнейших вузов, давний партнер ЧелГУ. Наши биологи и физики много лет проводят совместные исследования — мощные, социально значимые. Кроме того, медики помогают обучать некоторых наших биологов. Так что рассориться не могли. Но недопонимание было. И сейчас оно полностью снято. Мы встречались с Ильей Анатольевичем Волчегорским, обсуждали наше сотрудничество, заручились его поддержкой. Кроме того, по нашему партнерству есть конкретная позиция полпредства: государство считает необходимым развивать направления в наших вузах, в том числе в рамках сетевого взаимодействия. Сейчас мы достигли принципиальной договоренности о совместной подготовке таких специалистов. Механизм работы пока обсуждается. 

— Первоначально основной базой факультета называлась клиника «Источник». Сохранится ли эта площадка с уходом декана — ее главного врача? 

— Мы намерены привлекать гораздо больше медицинских организаций для работы со студентами. Поймите, клинические базы — это не музей, куда приходят студенты и пытаются чему-то научиться. Прежде всего это организации, в которых лечатся люди, поэтому туда невозможно и не этично одновременно вводить большой поток студентов. Я надеюсь на поддержку государственных структур, которые сформировали заказ на подготовку этих специалистов. Но новый декан, Ольга Цейликман, видит большие перспективы по новым партнерствам.

— Как искали нового декана?

— Ольга Борисовна — известный специалист в области биохимии. В Челябинске таких специалистов мало. Она ведет активную научную работу. Ей принципиально интересна фундаментальная медицина и она способна развивать ее на серьезном профессиональном уровне. Не будем забывать, что помимо образования любой факультет обязан вести научную работу. И здесь все сильно зависит от того, кто стоит во главе подразделения. Если декан или заведующий кафедрой, руководитель направления сам работает по какой-то научной тематике, то за ним идут люди. Есть такой некий соревновательный момент в этом вопросе. На мой взгляд, образование может быть сильным только там, где есть сильная наука. Если этого нет, то преподавание протекает с непониманием того, что написано в учебнике. 

— Факультет проработал год, что стало понятно за этот период? Я так понимаю, недобор на одно из направлений говорит о не очень высоком интересе среди абитуриентов. Может быть они не понимают, куда потом пойдут работать? И есть ли вообще сегодня потребность в таких специалистах?

— Не понимают, конечно. Будем объяснять. Это нормально, когда появляется что-то ультрановое. Надо работать, разговаривать, внедрять, и мы к этому готовы.

Потом, не забывайте, что студенты нашего факультета фундаментальной медицины — штучный товар. Массовые выпуски врачей-кибернетиков, например, рынку не нужны. Сегодня у нас обучается три группы по специальности «медицинская биохимия», одна из которых была набрана в прошлом году и две — уже в этом году. Разве это мало?

А назначение этих специалистов простое. Это представитель высокотехнологичной медицины, врач, который хорошо понимает работу современного оборудования. Своих врачей мы готовим на стыке наук: медицины, физики, химии, биологии, математики и IT. Кстати, основная задача университета — создать серьезную, фундаментальную базу знаний, которая как раз складывается из совершенно различных сфер.

— Какой смысл платить довольно серьезные деньги за обучение, если можно пойти на бюджетное место на какой-то традиционный факультет?

— Любая специальность «двойного назначения» дает гораздо больше возможностей. К тому же задача университета — предвосхищать запросы рынка труда. Если мы говорим о трудоустройстве наших врачей — то это высокотехнологичная, персонифицированная медицина, которая сейчас развивается в России, и к моменту выпуска наших студентов они гарантированно найдут работу. Уже сейчас в Челябинске есть по-настоящему впечатляющее оборудование: в центре онкологии, кардиологии, том же «Источнике».

За рубежом это все уже прошли, и мы движемся по тому же пути.

— Есть ли в ЧелГУ какие-то факультеты, которые находятся в состоянии движения назад, направления, которые нужно перезагружать?

— Нет. Все проблемы носят точечный, решаемый планомерной работой характер.

— По хозяйственной деятельности вуза какие-то есть вопросы, то, что осталось от прежнего руководства, чему не уделялось достаточное внимание?

— Вопросы есть. Сейчас мы начали приводить в порядок имущественный комплекс: здания, сооружения, земельные участки. Все это должно либо эксплуатироваться, либо стоять в перспективном плане, либо, если имущество не нужно, отчуждаться. Такая оптимизация, приведение своих дел в порядок напрямую связаны с развитием вуза. Надеюсь, в ближайшее время у нас будут положительные результаты в этом направлении. 

— Как вы хотите проработать эти пять лет?

— Достойно. Мы пришли сюда заниматься развитием вуза. Усиливать образовательные программы, укреплять науку, наращивать материальную базу, расширять партнерские связи, в том числе — международные, активнее сотрудничать с работодателями и другими вузами. Приятно отметить, что коллектив университета во многом позитивно реагирует на изменения и готов сотрудничать, потому что главное, что есть в ЧелГУ — это люди.

Источник: https://www.znak.com/2019-10-16/rektor_chelgu_sergey_taskaev_o_studentah_inostrancah_stolovyh_i_imuchestve_vuza

Стена

https://vk.com/wall-87721351_1091295