Вот так рисуют наши челябинские "составители поездов"!

Герой нашей статьи – составитель поездов Дмитрий Бабанов. Сотрудник топливно-транспортного цеха Челябинской ТЭЦ-2 выходит на работу в любую погоду – в дождь и снег, в жару и холод. А возвращаясь домой, садится к мольберту, берет в руки кисть и переносится в другие миры.

Вот так рисуют наши челябинские "составители поездов"!

Когда второклассник Дима пришел в изостудию челябинского Дворца пионеров, а затем учился в художественном училище, он вряд ли предполагал, что в будущем будет «жонглировать» вагонами и рулить поездами. Ничто не предвещало резкой смены трудового пути. Вернувшись из армии, Дмитрий Бабанов пошел работать в декорационный цех оперного театра. Три года создавал оригинальные декорации для спектаклей. Но быт победил творчество: платили в оперном театре мало, заработка на семью не хватало. Бабанов уволился и пошел работать на железную дорогу.

 

– Жена перетащила, – признается он. – Она сама там работала, вот и позвала: хватит, мол, рисовать, надо деньги зарабатывать. Железнодорожникам еще и квартиры давали. Правда, как только я устроился, перестали – не повезло.

На ЮУЖД Дмитрий Бабанов работал слесарем по ремонту вагонов. А на ТЭЦ попал случайно. Узнал от знакомого, что туда требуется составитель поездов. И решил попробовать себя в новом качестве. В топливно-транспортном цехе Челябинской ТЭЦ-2 он занялся перестановкой вагонов. И в итоге задержался здесь на 20 лет.

Поезда, рельсы, электровозы и машинисты – давно уже привычные штрихи к картине рабочих будней Бабанова. А длятся они здесь, как и на железной дороге, по 12 часов. Поезда приходят с разным грузом: соль, мазут, серная кислота. Самые длинные везут уголь – порой в одном составе до 65 вагонов. Такие большие поезда разгружаются за сутки, то есть над ними работают две смены составителей.

– Мы выезжаем на станцию, примыкающую к ТЭЦ, соединяем наш локомотив и прибывшие вагоны, берем «на воздух» (так железнодорожники говорят о тормозах. – Прим. автора), – рассказывает о своей работе Дмитрий. – Затем я иду вдоль состава и осматриваю вагоны со обеих сторон. Вдруг что-то сломано, погнуто и так далее – в общем, слежу, нет ли каких-то неисправностей.

Процесс осмотра длится около двух часов – по пять минут на вагон. Потом составитель поездов убирает «башмаки» (устройства для торможения и фиксирования вагонов), докладывает дежурному, и поезд уезжает на ТЭЦ. Уже на своей территории состав разбивают на части – примерно по 11 вагонов, взвешивают каждую партию на платформе с весами. Дмитрий наблюдает за процессом, связывается с машинистом по рации и подсказывает, как ровно поставить тот или иной вагон. На компьютере фиксируются вес, номер вагона и прочие характеристики.

Взвешенные вагоны ставятся на путь, посередине которого находится вагоноопрокидыватель. Порожние уходят на путь откатки. Затем из них вновь сформируют состав и по команде дежурного отвезут на железнодорожную станцию. В общем, технология разгрузки вагонов давно отработана, главное – соблюдать безопасность и точность при маневрировании. А «главнокомандующим» здесь выступает как раз составитель поездов.

Работать приходится на открытом воздухе в любое время года, но Дмитрий и его коллеги ничего страшного в этом не видят.

– Привыкли, – невозмутимо пожимает плечами Бабанов. – Бывало, при минус 30 разгружали состав. В принципе спецодежда у нас хорошая: маски защитные, ботинки теплые, плащи, крем выдают. Но все равно самые неприятные условия – мороз и дождь. Мне больше нравится в жару работать.

Дмитрий признается, что несмотря на смену профессии, рисовал он всегда. Сколько картин вышло из-под его кисти, не считал. А себя в шутку называет художником-подпольщиком: рисует всю жизнь, но ни в каких официальных выставках не участвовал, в творческих союзах не состоял.

– Если нет срочного заказа, то пишу под настроение. Пейзаж, портрет, натюрморт... К пейзажу больше душа лежит. В основном изображаю наши челябинские окрестности – горы, озера, лес, – говорит Дмитрий. Признается, что есть у него картины, которые бы не хотелось ни продавать, ни дарить. – Например, пейзаж «Шихан». Есть такое местечко у нас в области – станция Силач, в сторону Уфалея. Если пройти километра четыре, увидишь скалодром союзного значения – настоящую отвесную стенку. Мы туда частенько еще студентами ездили. С тех пор часто Шихан рисую – с разных точек. 

Мастерской служит кухня в однокомнатной квартире, где живет художник. Там, по словам Дмитрия, посветлее. А сами картины скромно стоят у стеночки в комнате, развешивать их автор не спешит. Одно время его работы выставлялись на продажу в галерее недалеко от кинотеатра имени Пушкина. Но потом она закрылась, и картины вернулись домой к автору. Часть из них может начать новую жизнь. Даже после окончания работы над художественным произведением Дмитрий часто добавляет какой-нибудь штрих. Говорит, что это процесс бесконечный. Одна картина не понравилась, замазал – делает следующую. Говорят, многим художникам это свойственно – старые мастера зачастую писали по три-четыре картины на одном холсте. 

Обычно на создание одной картины уходит две недели. Иногда просят сделать работу как можно быстрее. Рекорд скорости, по его словам, – когда за день написал парижский пейзаж.

– Гораздо проще Париж нарисовать или тот же Санкт-Петербург – и эффектно, и узнаваемо, – признается он. – А Челябинск мало кто делает. Очень сложный в этом плане город – промышленный, тяжелый. Не так много мест, которые хочется запечатлеть, живописности мало у нас в городе. Хотя, когда сотрудничал с галереей, мне говорили, что виды Челябинска очень востребованы.

На картинах Дмитрия Бабанова можно увидеть перекресток улицы Пушкина и проспекта Ленина, осеннюю Кировку, узнаваемый дом на перекрестке улиц Тимирязева и Цвиллинга. Несколько раз делал церковь на Алом поле. Взгляд художника притягивают улицы, где еще остались старые дома.

 – Новостройки не вдохновляют, я даже стараюсь их прятать, – добавляет Дмитрий. – Недавно нашел хорошее место – вид с нового моста на улицу Труда, можно сделать под старых голландцев. Но все портит какое-то нелепое квадратное стеклянное здание. Ходил-ходил, смотрел и, наконец, придумал – на картине я его деревьями «засажу».

Челябинцы и гости города вспоминают о картинах, когда им нужно приобрести что-то в подарок. По популярности лидируют портреты, которые заказывают родственники. Дмитрий рисует их по фотографиям.

– С натуры писать портрет сложнее даже не для автора, а для позирующего человека. Последний раз я в армии сослуживцев рисовал, – отмечает Бабанов. – Но для портрета по фото важно, чтобы заказчик выбрал любимое фото, то, которое ему нравится. Тогда и результат будет радовать.

А заказчиков, кстати, часто тянет к классическим темам. Просят сделать стилизацию, например, под средневековье. Дмитрий вспоминает, как рисовал мальчика в мушкетерском костюме и девочку в роли Золушки, возвращающейся с королевского бала. Есть в его послужном списке классический сюжет «Похищение Европы», копии работ испанского художника Сальвадора Дали и русского живописца Василия Поленова.

О последней работе Дмитрий вспоминает с юмором. Рисовал он ее по заказу, в основу сюжета легла картина Василия Поленова под названием «Заросший пруд». Напомним, в оригинале там изображены пруд и мостик. На переднем плане – берег с зелёной травой и ромашками, на заднем – тёмный лес, в тени стоит скамейка, на которой сидит одинокая дама.

– Заказчик говорит: впиши в этот пейзаж меня с другом, как мы рыбу ловим, только женщину на заднем плане убери. Хорошо, говорю, сделаю, – рассказывает Дмитрий. – Вскоре он звонит: «А ты можешь нарисовать костер, как будто мы уху варим?» Я вздохнул: ладно, так и быть. Через некоторое время опять звонок: «Слушай, а можешь еще "Ниву" мою там на опушке поставить?» Я не выдержал: хорош, говорю, «Нива» в сюжете Поленова – это уже перебор (Улыбается.). Картину он в итоге купил, заказчику и без машины все понравилось.

На родной ТЭЦ, оказывается, тоже есть картина Бабанова. Все началось с того, что однажды мастер железнодорожного участка попросил украсить как-то бытовое помещение. Дмитрий подумал и нарисовал копию картины Левитана – на полстены. Теперь классическое произведение украшает комнату отдыха в топливно-транспортном цехе Челябинской ТЭЦ-2.

А недавно несколько работ Дмитрия Бабанова уехали в Китай. Когда на Южный Урал приезжала китайская делегация, ее представителям в подарок преподнесли живопись – виды Челябинска и уральской природы.

Источник: chel.74.ru.