Рутений: миф или катастрофа! Ставим точку с рутением! Точнее многоточие, хотя, похоже, Маяк, все-таки ни при чем!

Расходимся по домам! Рутений, похоже, не страшен, боимся только смога! Вот что пишет СМИ newtimes.ru, придерживающееся обычно самой оппозиционной и самой радикальной точки зрения: С подачи французских специалистов в общественном сознании ПО «Маяк» стал основным подозреваемым в аварийном выбросе рутения.

Рутений: миф или катастрофа! Ставим точку с рутением! Точнее многоточие, хотя, похоже, Маяк, все-таки ни при чем!

Комбинат действительно печально известен серьезными радиационными авариями в прошлом. При производстве плутония для ядерного оружия на комбинате с начала 1950-х производили сбросы радиоактивных отходов в реку Теча, а 1957-м тут произошла самая серьезная радиационная авария в дочернобыльскую эпоху — взорвалась емкость с радиоактивными отходами и произошел выброс радионуклидов на большой территории Урала и Сибири. Поэтому народные опасения по поводу ПО «Маяк» понятны, в любой непонятной ситуации с радиацией он выступает как обычный подозреваемый, вне зависимости от того, насколько эти подозрения обоснованы.

Однако, есть ряд моментов, позволяющих усомниться в версии причастности ПО «Маяк». Комбинат действительно перерабатывает облученное топливо, в котором имеется Ru-106. Однако в случае какой-либо аварии и разгерметизации оборудования в выбросе находился бы не только рутений, но и большое количество других изотопов из топлива, гораздо более опасных — цезий, стронций, плутоний. А в выбросе их нет. По этой же причине сама МАГАТЭ исключает и аварию на АЭС как возможный источник выброса.

Кроме того, по данным Росгидромета концентрации Ru-106 вокруг ПО «Маяк» были на уровне тех, что обнаружены в Европе. И даже в несколько раз ниже, чем уровни Ru-106 в Румынии. Если бы источник выброса был на ПО «Маяк», то вокруг него было бы гораздо грязнее, чем в нескольких тысячах километров от него в Европе. Это же предполагает моделирование французских специалистов, согласно которому возможный выброс в районе Южного Урала должен был содержать более 100 ТБк Ru-106. Такая мощность выброса не могла бы остаться незамеченной и привела бы к существенному росту радиационного фона, чего не наблюдалось.

 

Вот полностью их статья "РУТЕНИЙ НА УРАЛЕ: МИФ ИЛИ КАТАСТРОФА?": https://newtimes.ru/articles/detail/129960

Почему, несмотря на громкие заявления экологов, не найден источник радиоактивного выброса, и причастен ли к нему «Маяк»

История с выбросом Рутения-106 (Ru-106) в Европе началась в конце сентября — начале октября. Наличие этого радионуклида в воздухе зафиксировали в Германии, Франции, Австрии и еще в трех десятках стран Европы. 6 октября французский институт IRSN опубликовал данные измерений Ru-106 на нескольких европейских метеорологических станциях в конце сентября. Обнаруженные уровни гораздо ниже допустимых значений и не представляли угрозы жизни и здоровью людей. Позже Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ) представило результаты измерений в 36 странах Европы. Концентрации Ru-106 достигали наибольших значений в Румынии (145 мБк/м3) и Италии (54 мБк/м3), но были гораздо ниже опасных уровней.

Французские ученые провели моделирование выброса с учетом имеющихся данных и метеорологических условий и сделали предположение, что наиболее вероятный район выброса мог быть где-то на Южном Урале или рядом с ним. Позже район возможного выброса расширили и до Казахстана.

Ru-106 — это искусственный бета-излучающий радионуклид с периодом полураспада около года. Его нет в природе. Он образуется в ядерном топливе реакторов при распаде ядер урана. Его используют в медицинских целях для лечения онкологических заболеваний, в качестве градуировочных источников и как элемент питания некоторых космических спутников.

В ответ на обвинения в выбросе на территории России, корпорация «Росатом» в официальном заявлении от 11 октября заявила, что никаких аварий и утечек радиации на российских ядерных объектах в указанное время не было и что на территории России Ru-106 тоже обнаружен в воздухе на одной из метеостанций под Санкт-Петербургом в ничтожной концентрации всего 0,115 мБк/м3, что ниже допустимых значений в 40 тыс. раз. Однако вопрос об источнике выброса остался открытым.

 Спустя несколько дней столицу Среднего Урала Екатеринбург захлестнула волна паники в соцсетях и мессенджерах о якобы случившейся аварии на комбинате «Маяк» и надвигающемся на город ядерном облаке. Производственное объединение «Маяк» находится в соседней Челябинской области, на том самом Южном Урале, на который указывают французы, и является крупнейшим российским предприятием по переработке ядерного топлива.

Разбираясь в ситуации, челябинские власти в лице вице-губернатора области Олега Климова сообщили 19 октября, что рутений в воздухе обнаружен, но его в 200 раз меньше норматива, так что угрозы он не представляет. Но откуда он взялся — еще нужно разобраться.  

С ПОДАЧИ ФРАНЦУЗСКИХ СПЕЦИАЛИСТОВ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ ПО «МАЯК» СТАЛ ОСНОВНЫМ ПОДОЗРЕВАЕМЫМ В АВАРИЙНОМ ВЫБРОСЕ РУТЕНИЯ. КОМБИНАТ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПЕЧАЛЬНО ИЗВЕСТЕН СЕРЬЕЗНЫМИ РАДИАЦИОННЫМИ АВАРИЯМИ В ПРОШЛОМ

 20 ноября история разгорелась снова, когда «Гринпис» рассказал в СМИ об отчете Росгидомета (лежащем в открытом доступе еще с октября) о наблюдениях за предыдущий месяц, в котором было подтверждено наличие Ru-106 в воздухе на двух измерительных станциях вблизи ПО «Маяк» в последнюю неделю сентября. В поселке Аргаяш зафиксировано 46 мБк/м3, а в поселке Новогорный — 18 мБк/м3 Ru-106. Эти значения почти в 1000 раз больше обычных наблюдаемых уровней, но в сотни раз ниже допустимой активности Ru-106 согласно НРБ-99/2009 — основному документу, регламентирующему допустимые уровни радионуклидов в окружающей среде. Согласно нормам, допустимое содержание Ru-106 в воздухе составляет 4400 мБк/м3, то есть в 100 раз больше, чем его зафиксировано. Поэтому данные Росгидромета лишь подтверждают информацию, озвученную ранее Олегом Климовым в СМИ и ни от кого все это время не скрывавшуюся.

С подачи французских специалистов в общественном сознании ПО «Маяк» стал основным подозреваемым в аварийном выбросе рутения. Комбинат действительно печально известен серьезными радиационными авариями в прошлом. При производстве плутония для ядерного оружия на комбинате с начала 1950-х производили сбросы радиоактивных отходов в реку Теча, а 1957-м тут произошла самая серьезная радиационная авария в дочернобыльскую эпоху — взорвалась емкость с радиоактивными отходами и произошел выброс радионуклидов на большой территории Урала и Сибири. Поэтому народные опасения по поводу ПО «Маяк» понятны, в любой непонятной ситуации с радиацией он выступает как обычный подозреваемый, вне зависимости от того, насколько эти подозрения обоснованы.

Однако, есть ряд моментов, позволяющих усомниться в версии причастности ПО «Маяк». Комбинат действительно перерабатывает облученное топливо, в котором имеется Ru-106. Однако в случае какой-либо аварии и разгерметизации оборудования в выбросе находился бы не только рутений, но и большое количество других изотопов из топлива, гораздо более опасных — цезий, стронций, плутоний. А в выбросе их нет. По этой же причине сама МАГАТЭ исключает и аварию на АЭС как возможный источник выброса.

Кроме того, по данным Росгидромета концентрации Ru-106 вокруг ПО «Маяк» были на уровне тех, что обнаружены в Европе. И даже в несколько раз ниже, чем уровни Ru-106 в Румынии. Если бы источник выброса был на ПО «Маяк», то вокруг него было бы гораздо грязнее, чем в нескольких тысячах километров от него в Европе. Это же предполагает моделирование французских специалистов, согласно которому возможный выброс в районе Южного Урала должен был содержать более 100 ТБк Ru-106. Такая мощность выброса не могла бы остаться незамеченной и привела бы к существенному росту радиационного фона, чего не наблюдалось.

 

В СИТУАЦИИ ЗАГРЯЗНЕНИЯ ПОСЛЕ ВЫБРОСА, О КОТОРОМ ТОЧНО ЗНАЛИ БЫ СПЕЦСЛУЖБЫ, ВСТРЕЧА ПУТИНА И НАЗАРБАЕВА В ЧЕЛЯБИНСКЕ НЕ СОСТОЯЛАСЬ БЫ 

Косвенным подтверждением отсутствия серьезного выброса на Южном Урале в это время можно считать и состоявшуюся 9 ноября в Челябинске, всего в 100 км от ПО «Маяк», встречу президента России Владимира Путина и президента Казахстана Нурсултана Назарбаева на Форуме межрегионального сотрудничества. В ситуации загрязнения после выброса, о котором точно знали бы спецслужбы, эта встреча бы там не состоялась.

Другая версия выброса связана с основным видом использования Ru-106 как источника в медицине. Однако ПО «Маяк» производством таких источников не занимается. Основной и единственный их производитель в России — ГНЦ НИИАР в Димитровграде Ульяновской области. Однако, по информации Росатома, суммарная активность Ru-106, произведенного в России для медицинских учреждений страны с начала 2017 года, не превысила 3,7 ГБк. Даже если все это количество разово распылить, то это будет в сотни тысяч раз менее мощный выброс, чем предсказывают результаты французской модели.

Еще одна экзотическая версия связана с использованием рутения в источниках питания космических аппаратов. Однако МАГАТЭ сама отбрасывает эту версию, убедившись, что в эти даты никакие космические аппараты на Землю не падали.

Остается еще один вариант — нештатная утилизация и разгерметизация источника с рутением-106. Однако, по информации того же ПО «Маяк», типичный источник имеет активность около 100 ГБк, что опять же слишком много, чтобы остаться незамеченным из-за высокого радиационного фона в месте выброса, но слишком мало, чтобы соответствовать мощности выброса по французской модели. 

С другой стороны, такие случаи бывали в истории, когда источники с изотопами случайно попадали в переплавку и приводили к выбросам. Например, в 1998 году по всей Европе искали причину появившегося в воздухе цезия-137. Оказалось, что источник с этим радионуклидом случайно попал на переплавку на металлургическом заводе и в прямом смысле вылетел в трубу. Причем, сами работники завода и не знали о случившемся.

Не исключено, что и сейчас мы имеем дело с чем-то подобным. Мы до сих пор достоверно не знаем, что случилось и где. Но рано или поздно узнаем, просто для этого нам всем надо чуть больше терпения и доверия — и между простыми людьми и властями, и между Россией и Европой.

* Горчаков — физик-ядерщик, старший научный сотрудник НПП «Эксорб».

 

Ðóòåíèé íà Óðàëå: ìèô èëè êàòàñòðîôà?

Ïî÷åìó, íåñìîòðÿ íà ãðîìêèå çàÿâëåíèÿ ýêîëîãîâ, íå íàéäåí èñòî÷íèê ðàäèîàêòèâíîãî âûáðîñà, è ïðè÷àñòåí ëè ê íåìó «Ìàÿê»
https://newtimes.ru/articles/detail/129960