По ту сторону кредита. Откровения челябинского банковского клерка

«Если у тебя есть совесть, работать в банке реально тяжело», — признается Антон Русинов (ФИО изменены). Около полугода назад он уволился из банка, добровольно распрощавшись с прежними амбициями и зарплатой в 100 тысяч рублей. Экс-управленец среднего звена не жалеет о своем решении и готов напомнить о том, что в общении с банками надо быть осторожнее.

По ту сторону кредита. Откровения челябинского банковского клерка

Расчет переплаты

— Антон, сколько людей у вас было в подчинении?

— До сорока человек.

— На чем специализировались?

— В основном на потребительском кредитовании. Это направление еще называют «экспресс-кредитованием», когда займы оформляют на торговых точках. Очень распространенный вид услуг, хотя лучшие времена уже позади, самый пик пришелся на вторую половину нулевых, когда ставки по кредитам доходили до 100-120 % годовых. Тогда еще не было понятия «полная стоимость кредита», и допускались скрытые комиссии — за открытие или ведение счета, например. Это был чисто банковский заработок. И если у вас была ставка, скажем, в 19 годовых, народ покупался на это дело, и люди переплачивали больше ста процентов от начальной стоимости товара. Но потом все комиссии запретили, и банки начали выдумывать всякие другие штуки, чтобы сохранить маржинальность. Еще и конкуренция с каждым годом обострялась. Если десять лет назад на российском рынке было всего три-четыре банка, которые занимались потребкредитованием и работали с торговыми точками, то сейчас, думаю, таких минимум пятнадцать.

— Но ведь в последние годы много банков полопалось. Это не повлияло на конкуренцию?

— Нет, все банки, работавшие в розничном потребкредитовании, остались на рынке. Основными игроками в этом сегменте всегда были «Банк Хоум Кредит» и «Русский стандарт». Потом появились «Русфинанс Банк», «Альфа-Банк», «Ренессанс», сейчас в эту нишу залез «Лето Банк», который сменил название на «Почта Банк». Их сейчас просто не перечесть — тех, кто начал работать в потребкредитовании. Странно, но эта система вполне еще работает. Я думал, что она уже безнадежно устарела.

— Почему странно?

— Потребкредитование на что вообще рассчитано? На импульсивные покупки. Человек зашел в магазин, увидел какой-то товар, глаза у него загорелись, и он уже не особо задумывается, осилит он выплаты по займу или вряд ли. Он оформляет покупку в кредит (либо у сотрудника магазина, либо у сотрудника банка) и автоматически становится клиентом уже не магазина, а банка. При этом люди, как правило, не вчитываются в условия договора, и в итоге им приходится переплачивать за всякие ненужные дополнительные услуги. А ведь сегодня очень быстро развивается рынок кредитных карт. И у многих они уже есть, потому что намного выгоднее купить товар по карте с льготным периодом, не переплачивая при этом ни копейки. Но люди почему-то не хотят этого слышать. Начинаешь простому смертному объяснять, что у нас ставка 25-35 % годовых, а он кричит: «Да вы обнаглели!», разворачивается и идет в микрофинансовую организацию (далее — МФО. — Прим. авт.), где в итоге переплачивает до 300 %. Много раз с этим сталкивался. Раньше жулики давали деньги под 0,2-0,5 % в день, а МФО сейчас умудряются давать под 1-2 % в день. И годовую ставку не озвучивают, в отличие от банков. Хотя на самом деле информация по годовой ставке для обывателя ничего не значит.

— В смысле?

— Ну, это достаточно сложная формула... Надо смотреть не на ставку и полную стоимость кредита, а на ежемесячный платеж и переплату. Рассчитать переплату очень просто. Берете сумму конечной выплаты кредита и отнимаете от нее сумму начальной стоимости товара. У вас получается некая цифра, которую вы делите на 12 месяцев и в результате получаете энное число, это и есть ваша переплата в месяц. В среднем при ставке где-то в 23 % годовых это один процент в месяц. Все остальное вам считать не надо. Самое главное — сколько вы переплатите, потому что ставку вам могут озвучить одну, но при этом навешать на вас дополнительных продуктов: страховок, СМС-оповещений всяких... В некоторых банках даже по несколько видов различных СМС-сервисов предусмотрено.

— Но от страховки можно ведь отказаться?

— Можно. Но вам так ее преподнесут, что вы можете и не обратить на нее внимания. Обычно это не озвучивается. У каждого сотрудника банка есть план по продажам допов, и если он продает голый кредит, то ему потом здорово влетит от руководителя. За это предусмотрено строгое наказание, поэтому они продают хоть что-то из допов. Это не трактуется как навязывание, но по факту оно и есть.

— Какова вероятность того, что мне откажут в кредите, если я отказался от допов?

— Они не вправе отказать, если кредит был предварительно одобрен.

— А если не был?

— На самом деле для программы скоринга (оценка кредитоспособности заемщика. — Прим. авт.) не важно, будет стоять галочка в графе «страховка» или не будет. И если вы отказались от какого-то дополнительного продукта после того, как вас промониторили на скоринге, отказ можно будет зафиксировать, программа это позволяет. Но сотрудник прекрасно понимает, что за голый кредит его накажут.

Машина для зарабатывания

— Допы закладываются в тело кредита, то есть ты платишь проценты не только от суммы займа, но и от суммы дополнительной услуги?

— Ну да. Вообще, если честно, иногда страховка — штука полезная. Несколько раз сталкивался с ситуацией, когда прибегали родственники умершего и скандалили: «Почему вы его не застраховали?!» Но в целом, конечно, это балласт, ненужный довесок.

— Кроме того, что можно получить выговор от руководителя, какие еще санкции?

— Косяки сказываются на зарплате, ведь ты зарабатываешь, по сути, на продаже дополнительных продуктов. Окладная часть у тебя небольшая, все остальное — твой заработок. Или, как это принято называть в банках, премиальные.

— Какой оклад у сотрудника, который сидит на торговой точке?

— От 10, максимум 20 тысяч рублей. Что касается премий, то иногда суммы доходили до 40-50 тысяч рублей, а в новогодние праздники и до ста.

— Принципы работы, о которых мы говорим, характерны для всех банков, где ты работал?

— Думаю, и для тех, где не работал. Это машина для зарабатывания денег, одни и те же механизмы и правила. И рассказывают нам одно и то же. Например, если пошел тренд на рост процентных ставок, значит, это результат санкций и отказа западных банков давать нам деньги. Но насколько этому можно верить? Ведь многие российские банки аффилированы с зарубежными финансовыми структурами, и в любом случае они берут займы под небольшие проценты, а потом здесь продают.

Отработанный материал

— Почему решил уйти из банковской сферы? Может, попросили?

— Нет, не просили. Осточертело, честно говоря. Постоянная гонка за выполнением плана, нервотрепка изо дня в день... Сейчас все российские банки в развитии персонала опираются на западную модель, в которой нет ничего человеческого, и, как мне кажется, это все-таки не для нашего менталитета. Хотя могу ошибаться. Система наставничества в банках — штука, конечно, хорошая. Ну и рынок потребительского кредитования, на мой взгляд, все-таки изживает себя. Я признаю, что система еще работает, но с ростом кредитных карт это направление будет уходить в прошлое.

— А за что могут уволить?

— Ну, например, за систематическое невыполнение плана. Или за махинации. Ни один руководитель группы или отдела не возьмет на себя ответственность за косяк подчиненного. Взять ту же страховку, которую клиенту продали, а он потом начал бузить на эту тему — писать в Роспотребнадзор или в прокуратуру. Да, никто его не заставлял под страхом смерти подписывать документы, но, как правило, суды и надзорные органы принимают сторону потребителя. В таком случае — да, ты накосячил — ты уволен.

— Никто и разбираться особо не будет?

— Все зависит от руководителя. Но, как правило, хорошие сотрудники на таких мелочах не проваливаются. У меня девочка была, по ней за навязывание страховки раза три-четыре претензии прилетали. Но об увольнении речи не было, потому что она выполняла план по продажам доппродуктов практически за всю группу.

— Совесть — это не про банковских служащих?

— (Смеется.) Ну, если есть совесть, работать в банке реально тяжело. С одной стороны, ты прекрасно понимаешь, что обманываешь человека, с другой — это же твой заработок.

— Как часто приходилось видеть слезы подчиненных?

— Раз в неделю минимум. Клиент же сейчас «умный» пошел, верхушек нахватаются и начинают права качать, хотя и не правы. Девчонкам иногда очень сильно достается. Иногда по делу, но это ведь мы, руководители, заставляем их гнаться за этим планом. Потому что руководителей тоже наказывают, причем так, что мало не покажется. Два-три раза не выполнил план — все, ты не интересен, ты отработанный материал. Минимум, что может произойти в таких случаях, — переведут на другое направление. Знаю случаи, когда руководители целых департаментов слетали с должностей буквально за один квартал... Впрочем, это не означает гибель карьеры, потому что они, как правило, «всплывают»в другом банке. Такая миграция в банковском секторе — обычное дело.

— А в другом банке не скажут, дескать, зачем нужен нам такой сотрудник, которого с прежнего места работы попросили?

— Многое зависит от того, как ты пройдешь собеседование. И тебя ведь необязательно уволили, может, перекупили как эффективного менеджера. Кстати, в этом случае нужно быть готовым к тому, что бывший работодатель скорее всего наговорит про тебя всяких гадостей. Он ведь понимает, что нажил себе нового конкурента в моем лице и я буду оттягивать у него те же самые продажи.

— То есть характеристику напишет разгромную?

— Нет, характеристику с предыдущего места работы обычно не просят. Я ни разу не приносил. Но при этом я уверен, что мой новый работодатель все про меня знает от предыдущего. На одном рынке ведь работаем. Созваниваются либо по электронной почте переписываются. И еще. Если у тебя есть опыт работы в банке, от тебя не отмахнутся сразу же, как от назойливой мухи. Потому что квалифицированные кадры — очень серьезная проблема для банковского бизнеса. Я много раз людей собеседовал, и почти всегда одно и то же: у соискателя, допустим, куча дипломов об образовании, но когда ты с ним начинаешь общаться, он двух слов связать не может. Полный ноль. Книг не читает, развиваться не хочет, но зарплату ему обеспечьте. Многие почему-то считают, что если у него есть диплом о высшем экономическом или банковском образовании, то его сразу же должны «посадить» на зарплату.

— Может, родственные связи помогут устроиться?

— Нет, в банках с этим очень строго. Я на приеме как-то проговорился, что у меня есть родственник в этом банке, и мне сразу сказали «до свидания». Просто так на работу в банк не попадешь. Службы безопасности, в которых обычно работают бывшие сотрудники правоохранительных органов, проверят тебя от и до, и если всплывут какие-то приводы в милицию, неплатежи по кредитам или те же родственники в банке, твои шансы близки к нулю.

— А неразглашение коммерческой тайны подписываете? Что это за тайна такая, вы ведь должны знать то, чего не должны разглашать?

— При приеме дают кучу разных документов подписывать. Мы, как и большинство людей при оформлении кредита, их особо не читаем. Как правило, сотрудник не имеет права распространяться о внутреннем распорядке, о системе работы, о тех скрытых вещах, о которых я сейчас рассказываю.

— Ну и напоследок совет потребителям.

— Самое главное — внимательно читать документы, прежде чем подписывать. Если возникают вопросы, нужно их задавать, пусть не той девочке, которая вас оформляет, а кому-нибудь из руководящего персонала. Можно и позвонить на горячую линию банка. Если какие-то нестыковки заметили, спрашивайте. И не спешите уходить в другой банк только по той причине, что вам показалось, будто вас обманывают. Многие, к примеру, говорят: «Да ну вас, пойду-ка я лучше в Сбербанк, он государственный». Может, для кого-то будет открытием, что в России нет ни одного государственного банка.

Источник: https://up74.ru/articles/ekonomika/93560/

По ту сторону кредита. Откровения челябинского банковского клерка

«Если у тебя есть совесть, работать в банке реально тяжело», — признается собеседник «ЮП» Антон Русинов (имя и фамилия по просьбе респонд...
https://up74.ru/articles/ekonomika/93560/