⚡Пять самых знаменитых медиков Челябинской области

🚂 Санитарные поезда начали прибывать в Челябинск уже в конце июня 1941 года. А всего только за первые три года войны было принято и разгружено 483 эшелона с израненными солдатами, которых нужно было не просто вылечить, а в кратчайший срок сделать максимально здоровыми и годными для дальнейшей армейской службы.

⚡Пять самых знаменитых медиков Челябинской области

Мужчины нужны были на фронте. И врачи выбивались из сил, в условиях дефицита медицинских препаратов и лекарств творя чудеса исцеления.

Многие выпускники челябинского мединститута сами отправились на передовую, воюя в составе медицинских санитарных батальонов. Рискуя жизнью, под свистом пуль и осколков, они оказывали раненым солдатам первую помощь. И часто гибли сами.

👉🏻 В Челябинской области за время войны действовало 118 эвакогоспиталей и 33 отделения больницы почти на 45 тысяч коек. 80 процентов раненых, поступивших в госпитали Южного Урала, выписывались на фронт. Мы победили в Великой Отечественной войне благодаря медикам. 

Пётр Тарасов

С начала Великой Отечественной войны Пётр Тарасовн возглавляет госпиталь № 1722, который размещался в четырёхэтажном здании челябинской школы N№ 12 (ныне институт культуры) и одновременно работает в нём хирургом. Петра Михайловича назначают ведущим хирургом всех (!) челябинских эвакогоспиталей, приняв в расчёт неоценимый опыт его практической работы. Причина одна, у этого доктора практически все раненые выздоравливают. По всей стране шла молва о чудесном лекаре из Челябинска, истории о нём и его уникальных операциях передаются из уст в уста. Раненые всего СССР мечтали лечиться в Челябинске, у Тарасова.

Находка врача – природные инновации. В условиях нехватки ваты для перевязок Пётр Тарасов предложил и успешно осуществил замену ваты... мхом. Его заготавливали, стерилизовали и успешно использовали для лечения больных. 

Мария Ковригина

Обладатели медали «За оборону Ленинграда» среди понюхавших пороха фронтовиков пользовались особым уважением. И у челябинского медика Марии Ковригиной такая награда есть, хотя на берегах Невы она лично не присутствовала, а всё время страшной блокады находилась на далёком от фронта Урале, спасая эвакуированных в Челябинск ленинградских детей.

За первый год войны Челябинская область приняла 33 тысячи эвакуированных детей. Маленьким переселенцам требовалась не только элементарная еда и крыша над головой,

им нужна была ещё и теплота человеческих душ. И Мария Ковригина сделала всё, чтобы каждого малыша окружила настоящая материнская ласка и забота.

Усилиями Марии Ковригиной, заместителя председателя Челябинского облисполкома по вопросам здравоохранения, в Челябинской области эвакогоспитали были оснащены новейшим медицинским оборудованием, здесь трудились лучшие врачебные кадры и применялись самые передовые методы лечения.

Челябинка после войны стала первой в СССР женщиной-министром, возглавив всю систему здравоохранения страны. 

Рахиль Пельзандт

Войну Рахиль Пельзандт встретила в возрасте 42 лет, она была уже вполне опытным медиком. В Магнитогорске трудилась врачом-фтизиатром, заведовала поликлиникой и по совместительству служила врачом-инспектором столовых.

В ноябре 41-го Рахиль Яковлевна отправляется на передовую, теперь она военврач третьего ранга, начальник эвако-сортировочного отделения медсанвзвода. Задача у женщины проста и сложна одновременно: обнаружить на поле боя раненого воина, оказать ему необходимую первую помощь и доставить в безопасное место для дальнейшего лечения. Под свист пуль и осколков... Под стоны окровавленного бойца, которому нужно одновременно быстро остановить кровотечение, сделать перевязку и душевно успокоить.

В период войны смертность медицинских работников была на втором месте после гибели на полях сражений бойцов стрелковых подразделений.

Рахиль Яковлевна получила за подвиги в Сталинграде орден Красной звезды. На счету военврача более двухсот доставленных в госпиталь с поля сражения воинов. 

Анна и Цилия Квитко

Студентки мединститута попали на фронт в августе 42-го. Цилия в трудных полевых условиях вылечила свыше 1000 раненых бойцов и офицеров, оказала им квалифицированную помощь. Итог – звание капитана, ордена Отечественной войны и Красной звезды. Анна работала, не отходя от операционного стола по несколько суток и проводя хирургические обработки сотням раненых, спасая жизни людей. Получила звание старшего лейтенанта и орден Красной звезды.

Летом 45-го, уже после Победы, сёстры Квитко встретились в занятом нашими войсками городе Штеттин. До Берлина – всего полтора часа на автомобиле. Упоённые радостью встречи и жизни девушки садятся в машину и едут в поверженную столицу Германии, интеллигентным барышням захотелось побывать в знаменитом берлинском оперном театре. И немки, ещё недавно ублажавшие своим пением Гитлера, теперь старались для обычных уралочек – с орденами на груди и сединой в висках. Сёстры послушали оперу и обе вернулись в Челябинск, где долгое время проработали обычными гражданскими врачами.

Георгий Синяков

С 1946 года без малого 30 лет Синя-ков проработал на должности заведующего хирургическим отделением горбольницы № 8. В 1941 году он попал в плен и был направлен в Кюстринский международный концлагерь военнопленных. Медик получает лагерный номер 97625 и готовится к смерти.

Его спасли профессия и чудо. Гитлеровцы назначают Синякова на работу в лазарет, и Георгий лечит товарищей по неволе, в том числе югославских, французских, и английских военнопленных. Вместе с сочувствующим СССР лагерным переводчиком Гельмутом Чахером Синяков умудрился организовать из концлагеря регулярные побеги. Георгий учил смельчаков притворяться умершими, констатировал их «смерть» перед лагерным начальством, «труп» вывозили с другими действительно умершими за территорию зоны и сбрасывали в ров неподалёку, где пленный «воскресал».

В январе 1945 года Кюстрин был занят нашими войсками, военнопленные освобождены. Военврач Синяков организовал в лагере полевой госпиталь, за несколько суток прооперировав более семидесяти танкистов. И Победу Георгий Фёдорович праздновал уже в Берлине, куда он попал с теми же танкистами. Доктор даже на колоннах Рейхстага успел расписаться