Наследство Михаила Юревича

Итак, Михаил Юревич снят с выборов в Государственную думу, и по сути, его политическая карьера как минимум прервана на какой-то срок. В этой связи возникают два вопроса. Один — сугубо тактического плана, другой — скорее философский.

Наследство Михаила Юревича

Можно долго перебирать причины — тактические и стратегические — из-за которых попытка Юревича сохранить мандат депутата оказалась неудачной. Собственно, многочисленные эксперты, политологи, наблюдатели, да и просто интересующиеся политикой обыватели уже начали это делать.

И почти всё, указанное ими — верно. Или почти верно.

Да, вероятно, впал в немилость, причем, вероятно не просто у одной из «башен» Кремля, но у того единственного человека, с которым в нашей стране никто открыто не спорит, и у которого выборы в 2018-м... Ну, вы поняли. Остальное — по сути, дело техники и админресурса.

Да, отчасти заранее предвидя сложности, начал метаться, и — ошибаться, порой непростительно для политика с почти 20-летним стажем.

По сути, сам возглавил свою избирательную кампанию (при наличии в штабе, пожалуй, лучшего «полевого» политтехнолога в регионе Юлии Бобылевой), а это последнее, что рекомендуют профессионалы избирательного процесса. И рядом с Юревичем не оказалось никого, кто бы смог его удержать от опрометчивых шагов.

Вместо позитива, видимости примирения с элитами или хотя бы попытки затаиться, устраивал скандал за скандалом в информационном поле (один слив в прессу аудиозаписи заседания городского штаба «Единой России» чего стоил), но в итоге лишь восстановил против себя всех, кого смог, а остальных отпугнул.

Будучи оттеснен с праймериз «Единой России», сначала логично «попер» в качестве самовыдвиженца, потратив силы ресурсы на сложный и дорогой сбор подписей. Затем в последний момент снялся, и попытался «дернуться» через мутную партийную структуру (хотя все, кто мог, предсказывали, что через партию «слить» Юревича с выборов куда легче), которая в условиях цейтнота даже не смогла толком оформить юридические формальности и необходимые документы, чем дала все формальные поводы Центральной избирательной комиссии.

Итог этого поведения, характерного скорее для загнанного внутри флажков зверя, нежели для политика высокого уровня — потраченные впустую ресурсы, время, силы. И все более серьезные угрозы, нависшие над Михаилом Юревичем.

Первый (и менее значимый) вопрос — личная судьба Михаила Юревича. Как будут развиваться события вокруг бывшего главы региона — покажет время. Самые ехидные уже делают ставки на то, дадут ли ему уехать за границу до того, как на экс-губернатора наденут наручники. 

Да, теперь он не является политической фигурой, не обладает статусом и, по сути, беззащитен перед правоохранительными органами, которые не скрывают, что давно подбирались к фигуре бывшего главы региона. При этом экс-губернатор всё ещё один из самых значимых игроков экономики Челябинска — его обширный и разнообразный бизнес пока никуда не делся, никому не продан и никем не отобран. Но если в годы успеха собственность — это средство извлечения дохода, то сейчас она лишь делает Юревича еще более уязвимым.

Второй вопрос, скорее философский: что из себя представляет наследство — политическое, экономическое, поведенческое — которое оставил городу и отчасти области Михаил Юревич? О чем говорит нам его опыт, карьера, подъем и падение? Что можно и нужно применять в дальнейшем, а что, внимательно изучив, отложить на дальнюю полку (в конце концов, опыт — сын ошибок трудных)? 

Наследство Юревича-мэра и Юревича-губернатора двояко. Почти на каждый его пункт можно посмотреть с разных сторон. Давайте попробуем хотя бы вкратце вспомнить главное из очень разнообразного и противоречивого списка.

Юревич — один из тех, кто наиболее открыто использовал политику в бизнес-целях, и наоборот — возможности бизнеса для продвижения в политике. И чем выше он забирался по властной вертикали, тем серьезнее был масштаб разворачиваемого бизнеса.

Юревич — первый политик в современной истории Челябинской области, сделавший осознанную ставку не только на конфликт как на способ политической и бизнес-экспансии, но и на публичность и СМИ. И первый, кто создал для обслуживания своих интересов мощный личный медиахолдинг. При этом возможности медиамашины были использованы сразу в нескольких направлениях — для повышения узнаваемости лично Михаила Валериевича, для продвижения и рекламы его бизнеса, а так же для нападения и защиты во время конфликтов, каждый из которых обязательно становился публичным.

Возможно, это было отчасти вынужденно — вряд ли у молодого предпринимателя Юревича в середине 90-х были финансовые ресурсы, сравнимые с первым эшелоном тогдашней региональной элиты. Медиахолдинг был не только эффективным, но и относительно дешевым способом добиваться своих целей. А заодно не исчезать из голов избирателей.

И всё это — в общем-то, в младенческом для политика возрасте. Судите сами — депутатом Госдумы Юревич стал в 30 лет. Да и сейчас Михаилу Валериевичу еще несколько лет до полувекового юбилея.

В какой-то момент Юревич понял, что возможности получения и распределения ресурсов у представителя законодательной власти, пусть даже уровня Госдумы, весьма ограничены по сравнению с властью исполнительной. Итог — выборы мэра 2005-го года, и неожиданная для многих победа. 

Михаил Юревич не проиграл ни одних выборов, в которых участвовал.

Юревич — первый в нашей области, кто осознанно сделал ставку в решении вопросов на Москву (его сторонники назовут это умелым лоббизмом). Иначе бы он не стал губернатором (вновь обскакав на повороте всех конкурентов). Впрочем, в итоге ставка «на Москву» оказалась обоюдоострой. Как только ветер наверху сменился (как и президент в 2012-м) — начались проблемы.

Повторюсь: все, что сделано Юревичем-мэром и Юревичем-губернатором — сколь ярко, столь же и неоднозначно.

«Дорожная революция» в Челябинске — это строительство мостов, развязок и расширение улиц. Но это и бездумная вырубка деревьев, непродуманность транспортной политики, последствия которой город будет расхлебывать еще долго.

«Трактор» — финалист Кубка Гагарина. Этому радовался весь Челябинск, но были и гигантские бюджетные траты. И тем больнее было падать после...

Резкий рост бизнеса, связанного с семьей Юревича, и беспрецедентные преференции для него (прежде всего, административные, нежели прямые финансовые) — безусловно можно расценивать как проявление, мягко говоря... ну, вы поняли. С другой стороны, такие объекты, как «Родник» или «Алмаз» — безусловно, знаковые для города, и останутся таковыми на десятилетия.

Мощнейший рост жилищного строительства — возможность многим челябинцам заполучить долгожданное отдельное жилье (пусть маленькое, пусть в ипотеку). Но это было сделано ценой небесспорных и огромных преференций для «близкого» бизнеса, выдавливанием с рынка конкурентов. А заканчивается и вовсе печально — тысячами дольщиков «Гринфлайта» и коллапсом всей отрасли.

По сути, проведенная приватизация бОльшей части коммунального хозяйства города (ЖЭКи, а также часть структур, обслуживающие инженерную инфраструктуру Челябинска) — это приХватизация,причем в основном в руки ближайших соратников, либо номинальных владельцев, и прямой перевод гигантских денежных потоков в «правильное» (то есть свое) русло. С другой — как бы возможности для развития частного бизнеса и конкуренции.

Наконец, главное — Юревича, как и любого «короля», играла и играет свита. Те, кто давно знаком с Михаилом Валериевичем, иногда в частных разговорах сравнивают качественный уровень тех людей, кто был рядом с ним в период его роста и расцвета, и тех, кто оказался подле Юревича незадолго до начала его падения. Сравнение не в пользу вторых, которые оказались чертовски хороши в выклянчивании для себя лакомых кусочков города и его хозяйства, но оказались неспособны вовремя удержать Михаила Валериевича от ошибок, которые в итоге привели его к нынешнему краху.

Безусловно, Михаил Юревич и его 15 лет у власти станут одной из самых ярких глав в учебнике современной политической истории Челябинской области. Если когда-то кто-то такой учебник напишет. Но не менее важно, чтобы те, кто сменил (и еще сменит) Юревича во власти, качественно проанализировали его наследие. И постарались не повторять его ошибок.

Времена, конечно, сейчас другие. Только вот грабли все те же. И иногда кажется, что нога упорно опускается прямо на них...

Источник: ob-zor.ru.