Наш мавзолей! Некрополь на площади Революции.

Существовал с 1920 по конец 50-х гг. Обратите внимание на фотографии, что центральный вход в парк им. Пушкина находился на месте сегодняшнего драматического театра и был украшен замысловатыми архитектурными творениями.

Наш мавзолей! Некрополь на площади Революции.

Впервые идея организации захоронений у Народного дома (ныне здание театра юных зрителей) была обнародована в 1919. В челябинской газете “Степная коммуна” 28 окт. 1919 появилась небольшая заметка под названием “Похороны жертв контр­революции”, в которой сообщалось, что “2 ноября состоятся торжественные похороны товарищей, изрубленных белогвардейцами при отступлении из г. Челябинска. Местом погребения назначается площадь около Народного дома. Для разработки плана похорон избирается комиссия из 3 человек”. Однако в назначенный день похороны не состоялись, газета опубликовала сообщение: “Красные похороны, назначенные на 2 ноября, отменяются”. Между тем сама идея создать в Челябинске аналог Красной площади в Москве, где еще 10 ноября 1917 были осуществлены первые захоронения рабочих и солдат, отдавших жизнь за дело революции, продолжала жить. В августе 1920 при ликвидации “Голубой армии” был убит сотрудник ГубЧК А. О. Зимнох. В Челябинске посчитали, что жизнь погибшего отдана за дело пролетариата, а потому Зимнох достоин захоронения на площади, носящей имя Революции (получила свое название 1 мая 1920). Вскоре рядом с первой могилой появилось захоронение М. Л. Грбанова (Гербанова), зав. Троицким политбюро. Погиб на ст. Бреды от рук “зеленых”. Торжеств. похороны Грбанова у Народного дома в Челябинске прошли 3 окт. 1920. Был объявлен конкурс и организован сбор средств на памятник. Вполне вероятно, что на площади имелись и др. захоронения. Документально это не установлено. В 1950 прах революционеров, равно как и летчиков, погибших в годы Гражданской войны (памятник им также находился на пл. Революции), был перенесен на Митрофановское кладбище.