🐪 «Наш Челябинск» продолжает проект о перспективах IT-развития. Возможен ли в Челябинске цифровой прорыв?

📝 Интервью с проректором по информатизации ЮУрГУ, доктором физ-мат наук, профессором Леонидом Соколинским. ✍ Журналист Роман Грибанов.

🐪 «Наш Челябинск» продолжает проект о перспективах IT-развития. Возможен ли в Челябинске цифровой прорыв?
«Челябинску нужно свое Сколково»

- Леонид Борисович, дайте, пожалуйста, свою оценку уровня IT-развития нашего региона.

- По-честному говорить (улыбается) или можно кое-где приукрасить? Давайте я попробую ответить на этот вопрос с точки зрения рядового челябинца, обычного активного пользователя предлагаемых мне в нашем городе IT-технологий. Хотя меня, пожалуй, можно считать продвинутым и квалифицированным потребителем цифровых сервисов и услуг. Но, увы, чисто челябинских цифровых продуктов я смогу назвать совсем немного, всё остальное – это федеральная производная: электронный документооборот, ставшие удобными госсуслуги, налоговые дела и прочее. У Челябинска в сухом остатке – система оплаты коммунальных платежей «Город», услугами которой жители южноуральской столицы пользуется достаточно давно. С моей точки зрения, у «Челябинвестбанка» получился весьма эффективный качественный цифровой инструмент. При том что у центральных банков, у тех же Сбербанка и «Альфа-банка» есть похожие сервисы, но я к ним не перехожу, выбрав удобный и чёткий челябинский «Город». Вот вам яркий пример качественной и при этом местечковой, в лучшем смысле этого слова, цифровизации. Но увы, на этом примеры челябинских цифровых продуктов заканчиваются. Разве что подвижки компании «Интерсвязь» можно упомянуть. У них есть ряд остроумных IT-решений, но вот в масштабе города и тем более региона они не реализованы, оставаясь невостребованными нашими властями.

- Это проблема?

- На мой взгляд, это проблема. Укомпании "Интервсязь" есть серьезные технологии и значительные достижения, которые бы могли быть внедрены на городском уровне. Но пока чиновники на эти предложения реагируют осторожно. А если отбросить политкорректность и назвать вещи своими именами, то накопленный потенциал челябинской IT-компании челябинскими властями просто не используется. «Интерсвязи» пока остаётся только сфера бизнеса, и компания здесь чувствует себя неплохо, успешно конкурируя с федеральными провайдерами.

- Из ваших слов получается, что Челябинск никак нельзя назвать IT-продвинутым городом?

- Получается так. Понятно, что у нас хорошо развиты Интернет-издания, челябинцы являются активными пользователями социальных сетей, вот и сейчас я даю интервью не газете или телеканалу, а паблику в «Вконтакте». Но это уже норма жизни для всей страны, а не признак передовых IT-технологий, развивающихся в нашем городе. Да, таких технологий у нас откровенно мало.

 

- Тогда давайте перейдём собственно к вашему вузу. Оцените вклад Южно-Уральского государственного университета в цифровое развитие региона.

- В первую очередь – это подготовка квалифицированных кадров. Мы на очень хорошем уровне готовим для Челябинска специалистов в области информационных технологий. На выпускников ЮУрГУ из сферы IT очень высокий спрос по всей стране. Конечно, большая часть получивших дипломы остается в регионе, но ощутимый процент уезжает сразу либо в Москву, либо за границу. Наши магистранты трудятся в компаниях с мировой известностью – Яндекс, Мэйл и прочих. Приведу в пример Рустэма Алькапова, он закончил бакалавриат, и его приняли в штат Яндекса, Иван живёт сейчас в Москве, а на магистратуре учится удаленно.

- С кадрами понятно. А ещё?

- Научные разработки ЮУрГУ в области цифровых технологий. По этому направлению наш университет – первый на Урале, среди прочих вузов УрФО у нас просто нет конкурентов, соревнуемся с Москвой и Санкт-Петербургом. Важно, что многие наши разработки доводятся до практического коммерческого использования.

- Например?

- Например, в ЮУрГУ были разработаны технологии параллельных систем баз данных. По этой теме наш выпускник защитил кандидатскую диссертацию, а разработки были внедрены в жизнь в московской компании "Постгес профессиональный". Сейчас мы интенсивно занимаемся разработками в области искусственного интеллекта, здесь идёт развитие сразу по двум направлениям. Первое – это обработка больших данных и их интеллектуальный анализ. По этой теме две недели назад в ЮУрГУ была защищена докторская диссертация. Кстати, наш университет – единственный на Урале вуз, имеющий диссертационный совет по информационным технологиям. Второе – разработка искусственных нейронных сетей, их обучение и применение для решения практических задач. Это мощный новый и универсальный инструмент, потенциально способный на очень многое. Например, с помощью разработанной нашим вузом нейросети была решена задача предсказания залипания металла в машине по разливке стали.

- Тому же ММК это может пригодиться?

- И ММК, и любому металлургическому предприятию в мире, имеющему литейное производство. Эту задачу на конкурсной основе ставила немецкая фирма SMS-Group, всемирно известная компания, мировой лидер по поставкам металлургического оборудования с ежегодным оборотом в три миллиарда евро. И над решениями по поставленной проблеме трудились разработчик из разных стран, в том числе два немецких университета, но именно идея ЮУрГУ была признана лучшей. Сейчас наша разработка уже доведена до промышленной эксплуатации. Более того, SMS-Group забрала к себе двух наших выпускников, они продолжили работу уже в Германии. И наша технология вместе с остальным комплексом металлургического оборудования теперь поставляется по всему миру, в том числе и в США.

 

- Оборудование от SMS-Group сред челябинских металлургов активно покупает тот же ЧЭМК. То есть, будь Александр Аристов порасторопнее, он бы напрямую приобрёл бы эту разработку у челябинского вуза, а так придётся покупать всё уже у немцев, но раз в 100 дороже.

- Не исключено. Смычка науки и регионального бизнеса могла бы быть куда более прочной. Приведу в пример ещё одну задачу, над решением которой ломают голову специалисты того же ММК и других металлургических предприятий России. Есть линия, на которой изготавливается металл, покрытый цинком. На ММК такая линия стоит в 11-м листопрокатном цехе – совершенно фантастический агрегат, кстати, поставленный на Магнитку той же немецкой SMS-Group. Идёт непрерывная полоса металла, автоматически наносится покрытие, без участия человека скручиваются огромные рулоны, оцинкованный лист потом охотно покупают те же заводы по производству автомобилей.

Но даже у безупречного, казалось бы, немецкого оборудования время от времени могут возникать сбои, небольшие дефекты в процессе оцинковки, случающиеся по самым разным причинам, это же реальное производство, всё может быть. Как на ММК эти дефекты обнаруживают? Со скоростью 7 метров в секунду идёт полоса металла, а за этим… из стеклянной будочки наблюдает женщина, визуально пытаясь поймать проблему. Как вы думаете, насколько удачно это у неё получается? Смешно даже, сама линия – автоматизирована и совершенна, но метод обнаружения дефектов – из ХХ, если не из XIX века.

Для современного металлургического предприятия человеческий фактор – это головная боль, что-то элементарно пропускается, какая-то проблема поздно замечается. Случайно попавший на линию болтик испортил несколько метров, а женщина в это время отвернулась, не заметила появившегося пятна. Лист скручивается в рулон, отправляются потребителю и дефект обнаруживается только там. Естественно, в ответ – рекламация, почему нам бракованный металл поставляете.

Результат – падение престижа, что сразу отражается на контрактах. ЮУрГУ предложил внедрить на предприятии искусственную нейронную сеть, слежение за полосой металла пойдет через камеры, вследствие такого онлайн-мониторинга вероятность пропуска дефекта снизится до 0, 001. Более того, нейросеть не просто заметит брак, но его мгновенно классифицирует с вероятностью свыше 90%, что ни у тётеньки в стеклянной будке, ни даже у технолога никогда не получится. Мы прописали техническое задание, создали программный прототип. Понятно, что для постоянно работающей установки требуется десятки миллионов рублей. И на ММК тратить эту сумму на нейросеть пока не решились, проект не реализован до сих пор.

- Как сделать так, чтобы и ваши лучшие выпускники не уезжали бы из Челябинска в Москву или Лондон, и местные предприятия замечали научные открытия ЮУрГУ ещё на стадии разработки, а не когда их купили какие-нибудь предприимчивые немцы?

- Простого ответа на такой непростой вопрос нет. Попытаюсь высказать лишь собственное мнение на эту проблему. Возможное решение – это создание в Челябинске целого IT-кластера, даже минигорода, чем-то напоминающего Сколково, пусть и поменьше масштабом. Чем хороша и перспективна сколковская модель? В Подмосковье собрали вместе и офисы высокотехнологичных компаний, и науку, и представителей образования.

Рядом находятся и научные лаборатории, и высокотехнологичные предприятия и Сколковский институт науки и технологий, обучающий студентов, причём, что важно - они расположены за городом, в экологически чистом месте, но до центра Москвы – час езды. Очень удобно. Повторить такой опыт в Челябинске можно, только не для широкого научного спектра, а сосредоточившись на теме IT.

- То есть создать в Челябинске IT-центр, который станет одновременно образовательным центром, комплексом научных исследований и современных разработок в области искусственного интеллекта, а также площадкой для инвесторов. Но в Сколково люди не только работают, но и живут поблизости…

 

- В одном месте там люди живут, работают и учатся, занимаются наукой. Основой такого IT-кластера в Челябинске могла бы быть Высшая школа электроники и компьютерных наук ЮУрГУ. Её надо вынести за пределы ЮУрГУ куда-нибудь в район Кременкуля, там сейчас строится город будущего L-Town. Та же сколковская схема – полчаса до центра, но при этом ты живешь, учишься и одновременно трудишься в месте чистого воздуха и красивой природы. Готова вся инфраструктура, отличная дорога и удобные для комфортного проживания малоэтажные дома. Никаких промышленных выбросов, а ведь именно плохая экология – это причина того, что самые талантливые и перспективные ребята покидают наш город.

Молодой айтишник может быть и пожил бы здесь, но появилась семья: надо заботиться о здоровье ребёнка, жена хочет более благоустроенный среды вокруг. И люди уезжают, не видя в родном городе ничего такого, чтобы им подходило. Это не просто мои рассуждения, могу привести конкретный пример. Недавно уехал из Челябинска мой ученик Павел Костенецкий, директор лаборатории суперкомпьютерного моделирования – очень перспективный учёный. Он теперь работает в Москве, в Высшей школе экономики, а причина – экология Челябинска, у Павла из-за неё болели дети. Трудись он за городом, проблема бы во многом была снята.

- Власть Челябинска что-то предпринимает в этом плане? Будет ли у нас свой загородный Наукоград?

- Предыдущий губернатор был к данной теме равнодушен. У губернатора нынешнего позиция другая – ощущается интерес и понимание важности действий в этом направлении. IT-развитие для Челябинской области ещё и очень выгодно, ведь оно требует минимальных капитальных вложений. Айтишнику кроме компьютера, по сути, ничего не надо. Поселите умного парня в место с удобной средой обитания, создайте все условия для комфортной современной жизни, разместите рядом его друзей и офисы высокотехнологичных компаний. Это не так уж дорого. Зато мы сразу начнём конкурировать с Яндексом, Касперским или Фейсбуком, куда постоянно утекают лучшие умы Челябинска.

 

- А непосредственно для ЮУрГУ какую пользу может иметь такой IT-кластер?

- У любого вуза, который готовит IT-специалистов, существует определенный разрыв между университетом и IT-компаниями, куда наши выпускники устраиваются на работу. ЮУрГУ занимается фундаментальными исследованиями, но после получения диплома в науке реально остаётся пять процентов выпускников, остальные же окунаются в практическую работу. Поэтому вузу крайне важно увеличить количество прикладных исследований, решать конкретные задачи компаний-заказчиков.

Сегодня наши выпускники прекрасно подготовлены теоретически, но придя на работу в IT-фирму, им приходится какое-то время еще раз обучаться, вникая в технологические и бизнес-процессы работодателя. Это и есть разрыв. Преодолеть его можно, в рамках IT сблизив наших студентов и компании, которые ждут их на работу. Соединив их в одном компактном и уютном месте, это пойдёт на пользу и системе образования, и работодателю, не тратящему времени до дополнительное обучение нового сотрудника.

- Это приведёт к финансовому успеху?

- Компании станут тратить меньше средств на рекрутинг и дополнительное обучение. В системе IT-кластера студенты не только будут решать абстрактные задачи, которые задают им преподаватели, но и примутся уже с первых курсов ломать голову над конкретными бизнес-заказами. И по окончанию вуза станут абсолютно готовыми специалистами, компании получают кадры куда более высокого качества – это прямая выгода.

 

- А где здесь деньги ЮУрГУ?

- Полученные в университете знания – это гарантия высокой зарплаты. Это отлично понимают те, кто поступает к нам на контракт. У парней достаточно высокие баллы по ЕГЭ, но их немного не хватает для обучения на бюджете. А они видят себя программистами, поэтому и поступают на контракт. Но если у ЮУрГУ появится свой IT-кластер, если у нас появятся учебные программы, непосредственно ориентированные на запросы IT-бизнеса, спрос на наших выпускников будет очень высоким. Обучение в системе IT-кластера – это прямой путь в ведущую компанию на хорошее место и высокую зарплату. Соответственно, в ЮУрГУ пойдут поступать те, кто задумывается о московском вузе, а таких в Челябинске много.

 Интервью брал: Роман Грибанов

#этоНашЧелябинск #ЛеонидСоколинский #цифровойЧелябинск #74 #Грибанов@nashchelyabinsk #этоНашЧелябинск@nashchelyabinsk