✈ Лётчики Южного Урала получили повод для веселья

📅 В России отмечают сегодня праздник - День военно-воздушных сил

День ВВС в Челябинской области всегда был настоящим праздником. В 30-х годах ХХ века в Челябинске и Магнитогорске функционировали лучшие в стране аэроклубы. Поэтому в годы Великой Отечественной почти 30 южноуральских лётчиков стали Героями Советского Союза, ни один провинциальный регион не имеет такого героического результата. После войны в Челябинске было организовано штурманское училище ВВС, в котором и сегодня учатся мастерству парни с крылышками в петлицах.

12 августа 1912 года по Военному ведомству России был издан приказ, согласно которому вводился в действие Штат воздухоплавательной части Главного управления Генерального штаба. В ознаменование этого события 12 августа принято считать началом создания военной авиации России, а сама дата явилась основанием для учреждения профессионального праздника пилотов воздушного флота и работников авиационной инфраструктуры — Дня ВВС России (Указ Президента РФ № 949 от 29 августа 1997 года «Об установлении Дня Военно-воздушных сил»).

Военно-воздушные силы нашей страны в ХХ веке не имели себе равных по количеству боевых самолетов, ибо «воздушный щит» должен был надежно прикрывать «танковый меч» и «большой флот» СССР. За свою историю отечественная авиация прошла путь от фанерных поршневых самолетов военной поры до сверхзвуковых машин четвертого поколения, сражалась в небе Кореи, Вьетнама, Европы, Египта, Афганистана и Сирии. Сегодня ВВС, являющиеся важнейшей составной частью Вооруженных Сил России, осуществляют множество оборонных, стратегических и разведывательных задач, значение которых в обороноспособности и безопасности страны нельзя переоценить.

«Наш Челябинск» представляет рассказ о пятерых южноуральских лётчиков, особенно отличившихся во время Великой Отечественной войны.

Топ-5 южноуральских героев неба

1. Кирилл Евстигнеев

Небо манило будущего дважды Героя Советского Союза Кирилла Евстигнеева с детства. 17-летний подросток получал специальность токаря в профтехучилище, трудился на ЧТЗ, а по вечерам убегал в аэроклуб – учиться на лётчика. А когда грянула война челябинец добился выдающегося результата, по количеству воздушных боёв и сбитых самолётов противника Кирилл – ас №5 СССР.

Лётчик от Бога – так называли Евстигнеева его боевые товарищи. Кирилла отличало невероятное желание драться. Свой первый воздушный бой уральский забияка провёл против девяти вражеских бомбардировщиков, поджёг один из них и тут же был в ответ атакован четвёркой немецких истребителей «Мессершмитт». То есть тройкой, пока вы читали эти слова, то есть буквально за секунды, Евстигнеев точной очередью из пулемёта сократил число нападавших на него. А немцы вынуждены были скрыться в облаках и бежать от этого задиристого уральца.

А наш лётчик продолжал искать боя. Не обходилось и без потерь: в одной из схваток под облаками самолёт Кирилла получил пробоину, вражеской очередью уралец был ранен в обе ноги. Но он сумел дотянуть до своих, прыгнул с парашютом... и уже через несколько дней, прямо на костылях (!), удрал из госпиталя в свой полк, не дай бог ребята будут сражаться без него. Сапоги не лезли на забинтованные ноги, поэтому первые полёты после ранения Евстигнеев совершал в тапочках. И быть бы за такую неуставную лихость Кириллу наказанным... Но в момент, когда весь его полк улетел на задание, над нашим беззащитным аэродромом появился фашистский самолёт-разведчик. Один круг, второй, пикирование, немец знал, что русские асы далеко, и будто издевался, демонстрируя, какой он крутой. Уралец такой наглости не утерпел, доковылял на костылях до своего Ла-5, поднял его в воздух и с первой же атаки сбил гитлеровца.

2. Василий Луценко

Василий Луценко родился в деревне Октябрьского района Челябинской области, но когда мальчишке было 8 лет, семья перебралась в южноуральскую столицу. Городская жизнь совсем другая: школа № 23 (сейчас носит имя героя), работа, школа вечерняя, аэроклуб и любовь к небу на всю жизнь. Ещё один подарок судьбы – Луценко получает комсомольскую путёвку для учёбы в Оренбургской школе военных лётчиков.

Челябинца в бою отличало сочетание дерзости и отличного знания техники, именно эти качества помогли Луценко стать настоящим асом. Увидел врага – немедленно старается его уничтожить. Под меткий пушечно-пулемётный огонь Ил-2 Василия попадали немецкие танки, автомобили, бензозаправщики, повозки с боеприпасами. Всё это исчезало, оказавшись у русского штурмовика на прицеле. Боевой приём, который использовал Луценко, – штурмовка на предельно малой высоте, его Ил проносился над землёй на бреющем, в буквальном смысле слова, полёте. Не раз в фюзеляже самолёта после посадки техники находили застрявшие куски радиоантенн вражеских танков, так низко пролетал штурмовик Луценко над колонной немецких машин, поливая их беспощадным свинцовым градом.

В зачёте храброго и ловкого южноуральца – военная добыча на земле, в воздухе и даже на море! В боях над Черноморским побережьем Кавказа он умудрился сбросить бомбы и потопить транспортный корабль с пехотой и военной техникой. Василий Луценко – повелитель стихий.

3. Ибрагим Газизуллин

Довоенная судьба челябинского подростка Газизуллина обычна: семь классов школы No 58 (сейчас носит имя лётчика), училище при ЧТЗ, работа слесарем на тракторном заводе и одновременная учёба в городском аэроклубе. Потом армия (Военно-воздушные силы, естественно), Пермская школа пилотов, война, фронт.

«Татарская стрела» разит без пощады», – усмехаясь, говорили про своего командира эскадрильи бравые парни из 667-го штурмового авиационного полка. И учились у челябинского комэска мастерству штурмовки и хладнокровию воздушного боя. Ибрагим Газизуллин летал на Ил-2, самолёте, который немцы называли «чёрной смертью» – из-за характерной окраски и убойной пушечно-пулемётной силы. А наши воины радовались, глядя, как «летающие танки» (советское прозвище Ил-2 за высокий уровень бронирования и вооружения) гвоздят скопления немецкой техники на земле и ловко отбиваются от фашистских истребителей в воздухе.

Штурмовка – это опаснейшая военная работа. В начале войны летавший на Ил-2 пилот в среднем погибал уже после 12-го боевого вылета, потери среди штурмовиков были просто катастрофическими. Ибрагим Газизуллин совершил 90 боевых вылетов, то есть по статистике ему давно было положено быть сбитым. Но горели фашисты, на счету старшего лейтенанта из Челябинска 32 уничтоженных немецких танка и более сотни автомашин с гитлеровскими солдатами. Ил-2 Газизуллина крушил склады и опорные пункты противника, вёл огонь по зенитно-артиллерийским батареям и аэродромам. А когда эскадрилья Ибрагима заканчивала работу по наземным целям, приходилось отбиваться от фашистских стервятников в воздухе.

4. Евгений Овчиников

20-летний Овчинников летал на По-2, фанерном биплане, не имеющем ни брони, ни нормального вооружения. Зато на малошумном «Поликарпове» можно ночью атаковать с предельно низких высот или на бреющем полёте прошелестеть между зенитных батарей, налаживая связь между подразделениями. На таких самолётах выполняли боевые задания только самые отчаянные ребята СССР. И Овчинников был среди них лучшим. Челябинец первым совершил 200 боевых вылетов (разведка и бомбардировка), первым среди «ночников» получил орден Отечественной войны. Среди сослуживцев он выделялся не только оптимизмом, но и силой духа. В декабре 42-го, в самый разгар Сталинградской битвы, Овчинников за сутки совершил по семь-восемь боевых вылетов. Единственный в полку, Женя летал на бомбардировку и разведку всю ночь, делая краткие передышки только для дозаправки. Челябинец – человек из стали.

17 января 1943 года Евгений Овчинников получил приказ доставить пакет с секретным заданием командиру нашей танковой армии, прорвавшейся во вражеский тыл. От этого зависел успех всей операции, надо было срочно скоординировать сов-местные действия основных сил фронта и тех, кто громил тылы фрицев в лихом рейде. В кромешной тьме лётчики нашли танкистов, с огромным риском для жизни сели, пакет с приказом передали. Задание выполнено, но на обратном пути аэроплан Евгения был сбит зенитным снарядом над вражеской территорией. Овчинников и пилот По-2 Шалико Козаев сумели совершить посадку. В перестрелке с подошедшими гитлеровцами Козаев погиб, а Овчинникова, сумевшего в это время уничтожить секретные документы, фашисты взяли в плен. Они пришли в дикую ярость, увидев кучку пепла и поняв, что карты с расположением наших войск и направлений их ударов сгорели. Челябинского штурмана долго пытали, стараясь узнать у него планы наступления и его сроки. Евгений Овчинников не сказал врагам ни слова.

Всю ночь продолжался допрос. Утром юного русского штурмана, так и не выдавшего врагам военную тайну, расстреляли. А через полчаса деревню заняли наши танкисты.

Быть может, те самые, которым несколькими часами раньше сумел передать приказ Евгений Овчинников. Он успел... Они немного опоздали...

5. Петр Еремеев

Первый в истории СССР авиационный ночной таран был совершён южно-уральцем Пётром Еремеевым. Он окончил школу в Аше, работал клепальщиком-молотобойцем на Ашинском металлургическом заводе, учился в техникуме в Златоусте, поступил в лётную школу в Оренбурге. И виражи в небе начал выписывать крутые, за храбрость и мастерство уральца взяли в отряд особого назначения научно-исследовательского института Военно-воздушных сил, учёным требовался для испытаний новых моделей именно такой отчаянный парень. Войну Пётр Еремеев встретил заместителем командира эскадрильи 27-го истребительного авиационного полка 6-го авиакорпуса Московской зоны ПВО.

В ночь на 29 июля 1941 года в 01:36 над деревней Головино Еремеев на истребителе МиГ-3 атаковал бомбардировщик Не-111 (в докладе Еремеева значится Ju-88) унтер- офицера Адольфа Церабека. Ашинец расстрелял по нему весь боекомплект, но вражеский самолёт продолжал лететь, желая добраться до Москвы и отбомбиться по Кремлю. Не выйдет, в небе – уральцы, а один среди них вообще молотобоец. Пётр вспомнил, как в отряде испытателей его часто просили совершить невозможное, немыслимое. Наш земляк подобрался к бомбардировщику снизу и винтом отрубил стабилизатор и руль поворота, после чего «Хейнкель» рухнул на землю, взорвавшись затем на собственном неизрасходованном боезапасе. «Мигарь» Еремеева вошёл в штопор и тоже ринулся к земле, но испытательский опыт помог, Пётр в жуткой круговерти смог покинуть кабину своего искорёженного истребителя и благополучно приземлился на парашюте.

И подвиг южноуральца был забыт на долгие десятилетия. Факт первого советского авиатарана, совершённого бывшим ашинским металлургом, был зафиксирован только... фашистами. Да-да, таран Еремеева оказался отмеченным лишь... в немецких документах, относящихся к периоду летних налётов на Москву (они хранятся в Центральном архиве Министерства обороны России). Там говорится, что лётчик со сбитого самолёта унтер-офицер Церабек сумел выпрыгнуть с парашютом и перейти линию фронта. Своим возвращением и рассказом о происшедшем он подействовал на сослуживцев удручающе. Советская же военная история утверждала, что первым из «сталинских со-колов» таранил самолёт врага москвич Вик-тор Талалихин, хотя сделано это было неделю спустя после подвига южноуральца. Пётр Еремеев за свой таран не был даже награждён. А рассказать про невиданный доселе ночной таран уралец уже не мог, в октябре 41-го он погиб, продолжая защищать московское небо от немецких стервятников.

Справедливость восторжествова-ла только спустя 54 года, в 1995 году нашему земляку было присвоено звание Героя Российской Федерации (Советский Союз уже не существовал), эта награда передана сыну и дочери героя, проживавшим в Челябинске.