Другая версия. Воспитатель челябинского интерната: «Я догадываюсь, кому нужен этот секс-скандал»

От Челябинска 30 км по трассе и вот он поселок, где стоит «дом ужасов», коим интернат окрестила пресса. Всего три улицы. На них доживает свой век паражилых двухэтажек. А вокруг рассыпались красивенькие коттеджи. Наш корреспондент в поисках правды отправился в школу для трудных детей, где якобы педофил насиловал подростков

Другая версия. Воспитатель челябинского интерната: «Я догадываюсь, кому нужен этот секс-скандал»

 

Напомним, шум подняли приемные родители: пожаловались в полицию, что их детей до усыновления в интернате навещал некий дядя 51-летний Сережа. С разрешения воспитателей уводил их гулять в лес, а там...

«ТУТ ВСЕ ДРУГ ДРУГА ЗНАЮТ»

На территории добротное советское здание школы, жилые корпуса, хозпостройки. Ворота обмотанны цепью на замке. Еще неделю назад они были распахнуты.

— А кого тут бояться? Здесь все друг друга знают. Директор в интернате двадцать лет работает. Живет рядом, к ней после школы интернатовские ребятишки домой на чай бегают. Здесь ее дочь работает и другие наши жители, — рассказал местный житель. Он, как и последующие герои этого повествования, просил на всякий случай имени его не называть. 

СТОЯТ У ДОМА И ВАЙ-ФАЙ ВОРУЮТ

В интернате 70 мальчишек и девчонок. Большинство с умственными отклонениями. Либо дети сильно пьющих родителей.

— По огородам вечно лазят, а еще деньги клянчат. Наловят мальков и ходят: «Купите за десять рублей». Могут часами стоят напротив дома с мобильниками — вай-фай воровать, — поделился с нами другой прохожий.

Руководство напрочь отказывается говорить с нами. Сотрудники, до которых удается докричаться из-за ворот, бросают:

— Все ложь! — и спешат уйти.

Наконец удается поймать пожилую женщину. Она бывший воспитатель, сейчас на пенсии, приехала навестить коллег. Тоже конспирируется, просит называть ее Николаевна.

Заговорщицким шепотом она предлагает отойти подальше от интерната.

«ИХ НАДО БЫЛО И ДАЛЬШЕ ЛЕЧИТЬ…»

— Обгадили нас на весь Союз, — говорит женщина. — А тут, знаешь, какие учителя! К ним полунемых присылают, а к концу школы они стихи шпарят на память. Выпускники к нам приезжают на праздники и младших напутствуют: «Воспитателей не обижать». А у нас тут больше половины олигофрены — лечению не поддаются. В голове пусто, а силы немерено. У них на уме только поесть побольше и секс.

— То есть?

— Да озабоченные они по диагнозу. У нас тут есть «выдающиеся». У них написано в карточке: «Склонные к насилию». Их тут активно лечат успокоительным. С чего ведь началось все. Двух парнишек усыновленных родители застукали за непотребством. Так у них, я тебе скажу, в личном деле написано — «повышенное сексуальное влечение». Их даже в туалет было рекомендовано отпускать по одному.

— Как их тогда отдали в семью?

— Они друзьями были. Их можно было и дальше лечить, а в приемных семьях никто на таблетки тратиться не стал, вот им там и «башню снесло». Их к стене приперли, а они давай врать, что их научили…

— А дядя Сережа?

— Я здесь бываю часто и такого вообще не знаю. А про воспитателей... Их следователи, говорят, спрашивали: «какие особые приметы у воспитателей назвать можешь?» Там родинки, шрамы. Дети указывали. Так они все лето на озере с ними купаются. Теперь вот уже не будут, наверное…

Наши воспитатели прошли полиграф, который показал, что они не врут. А детей на детектор не посадишь — они же несовершеннолетние, да еще и с отклонениями. 

«НАМ ЗАПРЕТИЛИ ГОВОРИТЬ…»

— Почему дети заложили педагогов?

— Что у них на уме, они сами не знают… Если бы тут кто-то кого-то это самое, то это бы разнеслось в два счета. Эти детки такие стукачи! Чуть занозу посадил, бежит: «Везите меня в больницу». И мы везем, потому как потом проверка, а он нажалуется, что его не лечат… По телевизору говорят, что их тут два года насиловали. Да они бы сразу растрезвонили всем!

— Писали, что детей развращали воспитатели — муж и жена. По ночам прямо в палатах устраивали оргии.

— Тьфу на вас, что вы такое несете! По ночам в жилом корпусе фельдшер на дежурстве и повара остаются, им утром рано вставать, готовить. Они тоже педофилы?

— Почему тогда все молчат?

— Подписали бумагу о неразглашении на время следствия. Всем работа дорога — зарплаты хорошие и желающих занять вакансию полно.

Пока разговариваем, через забор интерната лезет парень.

— А как их удержишь? — ловит мой взгляд Николаевна. — У нас не казарма. У них сил много. Шляются по поселку весь день. Раньше хоть работать их заставляли — у нас свой огород был, теплицы. Теперь трудовое воспитание под запретом.

— Дядю Сережу вы не знаете, а других посетителей?

— Есть несколько человек, с разрешениями опеки на посещение. А еще попечители ходят. Задаривают детей: одежда, телефоны, игрушки. А им это не надо, они трудные подростки. Им бы бродяжничать. Они вон, на кладбище остатки поминальной водки допивают.

ГДЕ ПРАВДЫ ИСКАТЬ?

На этот вопрос Николаевна ответила, немного подумав:

— Скандал утроили три семьи: одни взяли на воспитание мальчика, другие двух, третьи сразу пятерых. Взяли, поди, из-за пособия. Если они детей вернут, то больше им под опеку никого не дадут и деньги возвращать придется. А им эти дети с сексуальными отклонениями зачем?

Вот они и устроили, наверное, этот скандал. Чтобы этих сдать, а новых «чистеньких» взять! А эти дети все свои сексуальные фантазии про воспитателей могли озвучить. И… Может быть, дядя Сережа тоже их чему научил. Вот тут я не знаю…

— А опекунов тех видели?

— Видели. Скандалисты. Одна мамаша кричала, что у нее дядя в ФСБ и нас тут всех закроют. А мы люди подневольные — нам бумажка пришла выдать детей, мы и отдали. А нас теперь крайними делают.

Два года назад пришла установка — активнее раздавать детей. Разрешение на опеку выдает соцзащита, не интернат. Тогда к нам потянулись москвичи. Мужики брали по пять детей, даже не знакомились с ними. Мы их предупреждали: «Он говорить не умеют, под себя ходят».

— Зачем берут?

— Так из-за пособия! За каждого выплаты от 27 тысяч рублей и выше. Наверно, брали и для нехороших дел. Как их проверишь…

«СЕРЕГА НОРМАЛЬНЫЙ БЫЛ…»

Еще немного побродив по поселку, натыкаемся на двух пацанов. Веснушчатый, катая ногами рваный мяч, первый протягивает мне в ответ руку.

— Чего сбегаете?

— Да просто так. Кормят нас нормально, мясо там, фрукты каждый день. Но хочется семечек, газировки.

— Что про парней, замешанных в скандале скажете?

— Они все придумали. Денег поди хотели стрясти с интерната. Не знаю…

— А воспитатели?

— Они хорошие!

— Дядю Сережу знаете?

— Канеш! Он к нам на праздники приходил, чипсы приносил, шоколад, телефоны даже дарил пацанам. Забирал их на прогулки. А одного усыновить хотел.

КТО ТАКОЙ ДЯДЯ СЕРЕЖА?

Как мы помним, дети указали на некого Серегу, ему 51 год. Дядю задержали. Но его страничка в соцсети открыта. Судя по всему, живет он деньги от аренды квартир. Не ясно — его это жилплощадь или он риэлтор. На страничке много видео про конспиралогию: НЛО и заговор сионистов. А еще много фото из путешествий и с подростками лет 14 — 16-ти. На зимней рыбалке, в лесу на пикнике. Ничего особенного. Фото, как фото…

А в это время нам написала челябинка Владислава:

— Одна из приемных мам — моя родственница и я знаю эту историю из первых уст. Дети сами указали на этого Серегу. Более того, в подробностях описали его интимные особенности. Семьи от детей не отказываются и хотят наказать виновных.

Мы общались с адвокатом одной семьи, он пока не готов ничего комментировать, изучает дело…

КСТАТИ

Тайны интерната

Детдом не первый раз фигурирует в СМИ в негативном свете. Полтора года назад в туалете нашли мертвого ученика — самоубийство. Тетя мальчика рассказала, что история темная: «Причины не установили. Нам даже свидетельство о смерти не выдали».

Николаевна нам рассказала:

— Он неуравновешенный был. По телефону с сестрой поругался и пошел убиваться. Пока дверь сломали в туалет, было уже поздно.

Была еще история. Три девочки сбежали из интерната. На попутках доехали до города, там нашли себе компанию — семерых парней, а те их изнасиловали.

— Милиция тогда что-то не забеспокоилась, мы сами прочесывали все дороги, — говорит Николаевна. — В итоге те девчонки потом позвонили воспитателями и попросили забрать их. Потом преподаватели еще помогали полицейским выискивать насильников.

Последние лет пять по округе ходят слухи: интернат хотят закрыть. Как можно больше детей раздать, остальных распределить по другим учреждениями.

— Земли вокруг распроданы под чистую — земля шоколадная. Тут озеро чистейшее, карьеры голубые. Весь берег в турбазах. Может наша территория кому-то приглянулась? — подтвердила уже озвученную нами раньше версию Николаевна.

Источник: chel.kp.ru.