Челябинскому оперному театру 29 сентября исполнится 60 лет.

Оперу называют театральной королевой, ведь в ней соединилось все – драма, комедия, музыка, танец, пение, пантомима и даже цирк. Какие ассоциации вызывает у зрителей театр оперы и балета? Как правило, он самый помпезный в городе – бархат и позолота, хрусталь и ковры, паркет и причудливые занавесы.

Челябинскому оперному театру 29 сентября исполнится 60 лет.

Балет, ничего личного

Артистов с момента рождения театра причисляют к бомонду, жизнь которого, по представлению большинства, – праздник до глубокой ночи и сон до полудня. Все не так. Обычный рабочий день балета начинается в 9 утра, в 9:30 уже все готовы к занятиям в классе. Заслуженная артистка России Ирина Сараметова – в прошлом блистательная балерина, ныне любимый многими и многими педагог-репетитор подает привычные команды на французском. Нет, это нельзя назвать командами, это причудливые французские песенки. Под звуки фортепиано она выпевает названия па и фуэте.

О муштре в балетных училищах написаны целые романы, где есть место злодеям и педагогам-мамам. Ирина Сараметова принадлежит ко вторым, у нее даже ворчалки какие-то ласковые и смешные. «А как же без шутки? – говорит Ирина Джемильевна. – Скажешь балерине: “Сделай, милая, курица ты несчастная!” Она рассмеется, глядишь, и дело пойдет». О балете и своих гениальных педагогах в Пермском училище Ирина Сараметова может рассказывать часами: «Во все века главными стимулами в балете оставались желание, труд и дисциплина, – говорит она. – Мне было у кого учиться преподаванию, я ведь сама училась у великих педагогов – аристократок настоящих. Все это от Екатерины Гейденрейх, Людмилы Сахаровой, от Софьи Тулубьевой, которая после открытия нашего театра была здесь ведущей балериной, а затем педагогом-репетитором». На вопрос о том, где черпает она силы, чтобы преподавать и сегодня, Ирина Сараметова удивляется: «Это моя профессия, я ей жизнь посвятила! Здесь и силы черпаю».

Не только жизнь Ирины Сараметовой полностью отдана театру. Народная артистка России Татьяна Предеина, казалось бы, могла сегодня почивать на лаврах, а она ранним утром в том же классе. «Каждый день полтора часа у станка – это закон, – улыбается Татьяна. – И я прихожу в класс независимо от того, есть сегодня вечером спектакль или нет. Всегда нужно быть в форме».

«Лично для меня станцевать вечером спектакль намного легче, чем репетировать или работать в классе, – признается солист балета Алексей Сафронов. – Правда, со временем приходит понимание, как распределить силы, чтобы их хватало и на полтора часа репетиций. В конце концов ты научишься работать без эмоций, потому что они отнимают очень много сил. И очень многое зависит от педагогов – это, по сути, наши мамы и папы, которым мы вверяем себя полностью, даже личным с ними делимся. Хотя у артиста балета практически нет личной жизни, вся жизнь проходит в театре, домой мы приходим только спать. И если любишь педагога, нашел с ним общий язык – тебе крупно повезло».

Об этом говорит и молодой солист балета Кирилл Данилов: «Да, класс начинается в 9:30 утра, значит, надо раньше лечь спать. Личной жизни нет вообще, все подчинено графику. И пока я получаю от этого большое удовольствие. Два года танцевал в Америке, в частной труппе. Для меня это тоже бесценный опыт, да еще и знание языка. Но и там, и здесь надо работать до пота. Где силы брать? В любви к танцу, к балету».

Затишье перед бурей
Чуть позже в оркестровой яме начинается музыкальная какофония – оркестр готовится к началу репетиции. Два дня до премьеры самой массовой, самой мощной оперы Верди «Аида». Правда, в челябинском театре она прозвучит в концертном варианте. По словам Ирины Сараметовой, она не припоминает такого из советских времен, чтобы оперу давали в концертном варианте. Как известно, у большевиков и коммунистов опера действительно царила над искусством. Это был эталон, на который денег не жалели.
Молодой московский режиссер Екатерина Василева ничего плохого в концертном варианте не видит: «Это позволяет сосредоточиться на работе со звуком – отсюда все нюансы: оркестр на сцене, хор на высоких подмостках. Меня очень радует, что сегодня в театре есть состав, который способен реализовать этот проект, ведь “Аида” – одна из самых ярких опер Верди».
Сцена сначала пуста, затем на нее поднимаются хористы и солисты, репетиция началась. Все спокойно, без криков и нервов. «Это затишье перед бурей, иллюзия спокойствия, – улыбается Екатерина Василева. – Самый нервный день предстоит завтра, когда все будем сводить воедино».
Источник: chelyabinsk.ru