В больнице скончалась пятилетняя девочка. Рассказ матери, уверенной в вине врачей

Малышка умерла в течение суток, за которые несчастной маме пришлось столкнуться с отказом врачей в транспортировке, цинизмом и хамством

В городской больнице Верхнего Уфалея скончалась пятилетняя девочка. Мать Альфия Бадамшина обвинила в смерти дочери врачей. Женщина уверена, что малышке был поставлен неправильный диагноз. Альфия рассказала сайту Telefakt.ru, как двое суток боролась за жизнь своей девочки в стенах больницы, о хамстве и непрофессионализме медперсонала, с которым ей пришлось столкнуться, и о том, как тело ее дочки повезли на вскрытие, положив на пол машины скорой помощи. Шокированная семья намерена обратиться в прокуратуру.

Маленькой Лейсян 10 июня исполнилось пять лет. В начале июля родители отправили ее в гости к бабушке в Нязепетровский район в деревню Юсупово. Через неделю, 16 июля, бабушка позвонила родителям и сказала, что у ребенка ночью поднялась высокая температура и началась рвота. Девочку забрали домой.

«Выглядело это как обычное ОРВИ, поэтому мы не стали сразу обращаться в больницу, - вспоминает мама Лейсян. – Я ей дала жаропонижающее, противовирусное и лекарство, чтобы снять отек в горле. Дочь уснула, а когда проснулась, стала жаловаться на животик. Приступами он у нее болел. Я позвонила в скорую, описала проблему. Спросила – много у них вызовов или нет. Они сказали, что много, и мы приняли решение самостоятельно добираться до больницы. Поехали, я повторно позвонила в скорую, попросила, чтобы они врачей предупредили, что у нас аппендицит или перитонит».

Врачи ждали ребенка на крыльце. На первый взгляд маме показалось, что к ним отнеслись очень внимательно. Хирург осмотрел малышку и сказал, что воспаления аппендицита нет. Взяли анализ крови и отправили в детское отделение. Там девочку снова осмотрели. На вопрос Альфии, что у них, – врач только пожала плечами. Тогда женщина попросила, чтобы их направили в Кыштым (из Верхнего Уфалея, по возможности, все ездят туда – считается, что там больница лучше – прим. ред). Врач отвернулась и промолчала.

«Нас отправили в процедурную, поставили там катетеры. Начали капать физраствор и глюкозу. Они были уверены, что это токсическое отравление. Предполагали, что она какие-то таблетки съела, - говорит женщина. - А она у меня девочка не глупая. Она умная девочка, она даже маленькую гоняет – говорит ей: нельзя, не трогай (у Лейсян осталась трехлетняя сестра – прим. ред). Но при этом те процедуры, которые делают при отравлении, они ей не проводили. Они просто прокапывали ей вены, промывали кровь».

Далее мать с дочерью положили в обычную палату. Живот продолжал болеть, всю ночь обе не спали. «Она приступами плакала. То, вроде, заснет, то проснется. Ночью у нее стал животик вздуваться. Я ей делала массаж. Газики не отходили. А врачи только наблюдали со стороны, - рыдая, вспоминает мать. - Утром пришли три врача, собрали консилиум. Сказали, что в реанимацию переводят. Между собой они говорили, я услышала, что ребенок в тяжелом состоянии. Я испугалась, стала проситься в Челябинск. Мне сказали подождать, не торопиться».

При этом, по словам женщины, к ее дочке постоянно приходили разные специалисты. Ей делали ЭКГ, рентген сердца и рентген кишечника. Даже хотели измерить глазное дно, когда та уже находилась в бреду, но мама не позволила. Также ее смутило, что девочке не сделали элементарного УЗИ внутренних органов. Врачи объяснили обеспокоенной женщине, что этот специалист находится в отпуске – исследование некому проводить.

«В итоге к физраствору и глюкозе добавили антибиотик. Сказали, что созвонились с челябинскими врачами и те назначили лечение. Другие диагнозы, кроме как отравление, они не рассматривали, - рассказала Альфия. – В реанимации, ближе к вечеру, врач пришел. Я говорю: дочка уже не может, плачет, она была в бреду. Ей начинали уколы ставить, и она кричала: "мама плохая", потому что я ее держала. Она кричала: "люди плохие, дураки, простофили". Я не знаю, где она эти слова слышала, может быть, в сказке. А медсестра и санитарка в это время сидели рядом за перегородкой и смеялись. Я сказала врачу, что у меня ощущение, что они нас до комы хотят довести. На что он ответил: "вы что, думаете, мы бездействуем? Вы что, хотите, чтобы я разрезал и выпустил (разрезал вздувшийся живот - прим.ред)?" Развернулся и ушел».

Перед сном пришла медсестра принесла четыре шприца. Воткнула один за другим. После этого давление и пульс девочки сильно упали. Сначала стало 90/50, потом и вовсе - 79/39. Температура упала до 35,2.

«Я ей ножки растирала, никак не смогла согреть. Сказали, что это реакция на успокоительное. Ввели еще один укол, чтобы поднять давление. Немного погодя началась одышка – тоже сказали, что реакция, - мучительно описывала происходившее Альфия. - Приходила только медсестра, врач дежурный не приходил. В палату привезли аппаратуру для вентиляции легких, но не подключили, поставили в угол и накрыли пеленкой».

Утром Лейсян вскрикнула. Мать, лежавшая рядом, тут же проснулась и увидела ее всю бледную и мокрую. Вызвали врача, однако, как уверяет женщина, появился он в палате не сразу – перед этим он писал какие-то бумаги и разговаривал с персоналом.

«Посмотрел ее. Ушел на несколько минут, а когда вернулся, сказал, что созвонился с Челябинском, нас будут туда оформлять, - продолжила рассказ мама. - Она бледная лежала, одышка усилилась. Он ушел. Я сидела рядом. У Лейсян началась отрыжка, глазки стали закатываться, я закричала. Врачи выгнали меня в коридор и стали реанимировать. Кислород не подключали. Какую-то грушу достали, делали ей промывание. Муж примчался с другого конца города. Через 40 минут врач вышел к нам, завел к себе в кабинет. Сказал, что не смог».

А затем родители прошли в палату, где лежала их мертвая дочка. «Взяли ее на ручки, она еще тепленькая была, но нам не дали на руках нормально подержать. Медсестра подошла и сказала: давайте быстрее уходите, нам смену сдавать надо».

Позже маме позвонила заместитель главного врача по педиатрии Наталья Власова, принесла соболезнования и сообщила, что девочку повезут на вскрытие в Челябинск.

«Повезли ее на машине скорой помощи. Муж увидел, что положили ее не на кушетку, а в пакет на пол. Сказали нам ехать вслед за ними. Но они так быстро ехали, мы даже угнаться не могли на легковой машине. Они ехали 130 километров в час. Как мячик ее, наверно, гоняли в салоне», - плачет мать.

По словам женщины, вскрытие отравление исключило. Причиной смерти стали отек мозга и отек легких, возникших из-за кишечной инфекции.

Альфия пообещала привлечь виновных в смерти ее дочери к ответственности. У девочки взяли анализ крови, когда будут готовы его результаты, родители отправятся в прокуратуру.+

Источнк: Надежда Кондрашова, Telefakt.ru

Фото предоставила Альфия Бадамшина