Пить или не пить? Какую воду пьет губернатор? Операция "пьющий чиновник".

Шершневское водохранилище – единственный источник питьевой воды Челябинска – покрылось зеленой пеной. Что это? На этот вопрос должны ответить экологи. Пробы с водой взяли на анализы. Но жители не на шутку обеспокоены: Роспотребнадзор забросали жалобами, а чиновники лишь разводят руками – они и сами ждут результатов проверки.

А пока Минэкологии занимается Шершнями, может, пора уже спросить себя: "Что течет из наших кранов?" Осталась ли вообще чистая вода? И неужели скоро она будет на вес золота? Ответы – в новой серии "Уральского спецкора".

Что мы пьем? От жителя маленькой хрущевки до большого начальника. Где отстаивают воду? И почему Шершневское водохранилище на глазах превращается в отстойник? Что челябинцу хорошо, то магнитогорцу – смерть?

– Представьте, что такое магнитогорский пруд на Урале? 

Как из мертвой воды сделать живую? В домашних условиях и промышленных масштабах! Почему от одних жалобы льются рекой, а другие предпочитают толочь воду в ступе?

– Лаборатории, как древнегреческие жрецы, относятся к нам как к плебеям каким-то.

Чем опасна вода из-под крана? И поможет ли тут фильтр? Какую воду пьет губернатор? И вся Челябинская область?

Прийти на очистную, проверить фильтры и насосы, затем прилюдно наполнить стакан. И немедленно выпить.

– Чистая холодная вода!

Ритуал под названием "пьющий чиновник" пока не исполнил разве что действующий мэр. В любви к сырой воде Евгений Тефтелев признается на словах.

"Общее впечатление от воды, которая из-под крана, – пить можно", – говорит глава города.

Если мэр в центре Челябинска работает, то Константин здесь живет. Как и градоначальник, он пьет воду из-под крана. На здоровье не жалуется.

"И вот так вот каждый день. А что? Я думаю, что легче отравиться водкой, чем простой водой из-под крана", – считает Константин.

Насмотревшись на первых лиц города, мужчина уверовал: водопроводная вода безвредна в любом количестве. Ведь хлорка "убивает" или "должна убить" все известные микробы наповал.

Шершневское водохранилище. Прозрачная поверхность зеркалом серебрится на солнце. Здесь заканчивается город, и начинается рейд активистов-экологов. Сперва надо взять воду на анализ.

– Вода. Видно, что грязная, грязная!

Затем – преодолеть 40 километров по берегу. Феликс Панов здесь чуть ли не каждый месяц. С контейнером в руках и вопросом в голове: как вышло, что водоем начал превращаться в гигантскую сточную канаву?

"Это сточная канава, которую организовали сами жители ближайших домов к озеру. Буквально несколько метров до береговой линии, и вот они жилые дома, у них нет центрального водоснабжения. И тем не менее, они решили откопать себе яму буквально в шаговой доступности от озера. И все стоки, все сбросы они оставляют себе под носом", – возмущается Феликс Панов.

Фекальные реки, вонючие берега. Домик у озера – это не сказка, а неприглядная правда жизни. Десять бараков, в которых живут десятки лет. Им столько же, сколько самим Шершням, – пол с лишним века.

– Там, где первый барак, там тоже был общественный туалет. Приехали, общественный туалет и помойки убрали.

– А это вы сами сделали ее?

– Конечно!

– Там раньше у нас стоял туалет, его перенесли. У нас были дворники. Они нам выкачивали. Мы относились к карьеру. Карьер потом нас отдал городу. Сейчас у нас нету никого.

Бесхозные дома на бесхозном побережье.

"За неделю наших обходов берегов Шершней мы обнаружили более 100 подобных помоек, которые находятся в непосредственной близости от береговой линии. То есть вы представляете масштабы нашего экологического бедствия. Все это окажется в воде", – комментирует Феликс Панов.

Но даже это – лишь часть огромного айсберга. Чтобы представить масштабы бедствия, нужно показать все, что скрыто.

– Если этот люк приподнять, вы там просто увидите полный ужас! Потому что там лежит мусор, бутылки, стекло, пластик и все прочее.

Шаг за шагом, и от увиденного активист-эколог как-то незаметно становится философом.

– Нужно менять сознание людей, их отношение к тому, где живут челябинцы.

Но дальше вопросов, где живем, что пьем, дело не заходит. Лидер эко-движения "Шопокопы" Юрий Смагин признается: сдать воду на анализ – большая проблема и целая история.

"Лаборатории, как древнегреческие жрецы, относятся к нам, как к плебеям каким-то. То у нас главного специалиста нет, то лаборатория закрыта, то еще что-то", – жалуется эко-активист.

Ученые-преподаватели ЧелГУ успокаивают: тут и гадать не надо. Екатерина Пестрякова удивляется наивности общественников. В этом деле не место профанам. Ради чистоты анализа лаборатории работают только с госорганами – тем же Роспотребнадзором. Чиновники и доценты с кандидатами выступают единым фронтом.

"Те современные реагенты, которые мы используем, позволяют нам готовить воду питьевого качества, соответствующую всем гигиеническим нормативам", – уверяет Валентина Аксенова, руководитель санитарно-лабораторной службы МУП "ПОВВ".

– Из-под крана воду опасно пить в Челябинске?

– Безопасно. Но все-таки лучше фильтр. И чтобы его менять. Я, например, пользуюсь двумя разными фильтрами.

Два разных. Или один, но какой!

– Вот там получается пять ступеней очистки.

Даже не фильтр, а целое очистное сооружение в отдельно взятой квартире-студии. Ирина Глазунова – из тех, кто считает, что здоровье дороже всего.

"Порядка 20 тысяч была затрата на сам фильтр, раз в год или полтора к нам приезжает мастер и меняет картриджи. Это тысячи две-четыре", – рассказывает женщина.

За что такие деньги? На помощь приходит специальный прибор. Называется электролиз. Прямо здесь и сейчас он может определить, какую же воду мы пьем.

"По виду абсолютно не отличишь. Вот это – вода из-под крана, а вот это – после фильтрации, – показывает Александр Наумов, корреспондент. – Или вот так, без разницы. Придется поверить мне на слово. И там, и там она абсолютно прозрачная. Но, как показали измерения, здесь содержание вредных веществ, в воде из-под крана, получается в 10 раз больше".

12 миллиграммов на литр – практически ничего. Но даже вода из-под крана, оказывается, соответствует нормам ВОЗ.

"Норма ВОЗ – вообще до грамма. У нас значительно меньше. Максимум – 200-300 мг, то есть одна треть от нормы", – говорит Екатерина Пестрякова, доцент, доктор географических наук.

Но многих пугают сами цифры – эти сотни и нули. Вот и фильтруют воду в домашних условиях и промышленных масштабах!

– Мы находимся в цехе розлива питьевой воды.

Шум насосов со скважины. На конвейере – стройный ряд одинаковый бутылок. В двух цехах вкалывают роботы, а следят десять человек.

– Вода поступает у нас через насос № 1, который находится на скважине. Емкость – 14 кубов. Все индикаторы показывают, какие насосы у нас работают, и какие процессы у нас происходят.

За процессами зорко наблюдает директор. Говорит, воды из двух скважин должно хватить еще лет на 15. В день разливают почти десять тыс. бутылок – больших и маленьких.

"После розлива и укупора вода соответствует всем требованиям", – уверяет Геннадий Белоусов, руководитель производства.

Воду качают, фильтруют, а затем "доводят" – обогащают дистиллят уже полезными металлами. На пути к совершенству главное – не переборщить. Формулу "идеальной воды" как-то вывели советские ученые. Поехали на Каспий, начали ее опреснять, выводить химические формулы, а в конце разочаровались.

"В эту воду по рецепту Академии наук добавляли все вещества, необходимые человеку: микроэлементы, минералы, бром, йод, все. Если сказать, что эта вода невкусная – это ничего не сказать. Это вообще рвотный порошок", – объясняет Екатерина Пестрякова, доцент, доктор географических наук.

К тому же себестоимость – и тогда, и сейчас – показалась бы заоблачной. Один доллар за один литр. Чистой воды золото!

"Вода все-таки не должна быть дистиллированной. Она должна обладать физиологическими свойствами, полезными для человека", – говорит Галина Романова, начальник отдела надзора по коммунальной гигиене Роспотребнадзора по Челябинской области.

Идея "живой" воды, кажется, умерла в зародыше. Зато к обычной – неослабевающее и завидное внимание. Ее проверяют как до очистки – раз в месяц – так и после нее – каждый день. Результаты обескураживают.

Челябинская – область контрастов. Иначе не назовешь. Больше всего эксперты радуются за Ашу, Сатку, Златоуст и Миасс – в горнозаводской зоне вода не вызывает никаких нареканий. Хуже дела в Челябинске. Водохранилище здесь соседствует с мегаполисом, со всеми втекающими и вытекающими последствиями. Непросто приходится жителям Красноармейского района из-за повышенного железа. И уж совсем плохо на юге и юго-востоке области – в Карталинском, Брединском и Варненском районах. Но больше всего из-за плохой воды страдает Магнитогорск. Мало природных факторов – в составе источников много минералов. А в реке Урал воду мутят местные промышленники.

– Представьте, что такое магнитогорский пруд на Урале? Склад тяжелых металлов!

А мы возвращаемся на Шершни. Активисты-экологи из "Времени Че" сумели получить результаты анализов. Помогла независимая лаборатория.

– Итак, прошло пять дней, как мы сдали воду на исследование. Феликс, какой результат?

– Прежде всего, касаемо основных показателей, – щелочность, электропроводность, мутность, цветность воды – все эти показатели превышены как минимум в четыре раза. Даже по нормам Всемирной организации здравоохранения наша вода в Челябинске не проходит! То качество, которое сейчас есть в Шершнях, не устраивает никого. То есть людям опасно здесь даже купаться.

К подобным исследованиям в Роспотребнадзоре относятся, мягко говоря, скептически. Сомнения вызывает чистота эксперимента – мол, общественники просто не помыли банку. Экологи же настаивают на своем – это чиновники скрывают то, что скрывать уже нельзя! Так что фильтром, как у челябинки Ирины Глазуновой, впору обзаводиться каждому. Вот только менять его, говорят, нужно уже не раз в год, а каждые три месяца.

"На мой взгляд, вода должна быть максимально чистая. А все, что касается витаминов, микроэлементов, еще чего-то, мы получаем из пищи, из овощей, фруктов и разных пищевых добавок, которыми мы все равно все пользуемся", – делится своим рецептом здоровья Ирина.

50 километров туда и еще 50 обратно. Константин решил сменить рацион: вместо сырой воды он перешел на родниковую. Говорит, не здоровья ради, а разнообразия для.

На него влияет не только вода, но и много чего еще. Этот как раз тот случай, когда мнение обывателей полностью разделяют ученые. Вопрос, что же мы пьем, для них столь же важен как и остальные: что мы едим, чем дышим, и где, в конце концов, живем? С тем, что вести здоровый образ жизни с каждым годом все труднее, согласны и его сторонники, и его противники. А что пить или не пить, каждый выбирает сам.

Пить или не пить?

Что течет из наших кранов? Осталась ли вообще чистая вода? Ответы – в новой серии "Уральского спецкора".
http://www.cheltv.ru/Pit_ili_ne_pit