Двойная утрата. Как «кинуть» автомобилиста, чтобы он остался доволен

Разбитый в ДТП автомобиль — почва для заработка не только сервисных центров, но и юридических контор. Например, если вы намерены добиться от страховой компании выплаты УТС, юрист может предложить вам представительство в суде. Но поскольку вы, скорее всего, не знакомы с этой аббревиатурой, он заработает на вашем ДТП намного больше, чем вы сами.

Утрата товарной стоимости (УТС) — это потеря в цене машины, связанная с ее ремонтом после ДТП. Автомобиль, который никогда не бывал в аварии, будет стоить дороже, чем аналогичный, но битый и восстановленный. Потому что замена отдельных частей машины в итоге сказывается на ее эксплуатационных качествах. Проще говоря, компенсация УТС — это компенсация того факта, что автомобиль был в ДТП.

Существует три варианта взаимодействия участника аварии со страховой компанией. Первый — страховщики выплачивают компенсацию, равнозначную стоимости ремонта автомобиля, то есть этих денег должно хватить на восстановление. Второй — страховая сама делает ремонт. И третий вариант (пожалуй, самый распространенный) — денег автомобилисту дают мало, допустим, треть от той суммы, какую насчитал независимый оценщик, и это может быть основанием для обращения в суд.

Других вариантов страховая, как правило, не предлагает. По словам руководителя юридической компании «Русская правда» Алексея Азанова, УТС всегда остается за кадром, хотя Верховный суд обязал страховщиков платить за утрату товарной стоимости еще в начале нулевых. «Поэтому, несмотря на то, какой вариант компенсации выбрала страховая компания, участник аварии может обращаться в суд», — отмечает Азанов.

Между тем некоторые специалисты используют отсутствие выплаты УТС в своих интересах. Дело в том, что на следующий день после регистрации страхового случая в пользу страховой компании начинают начисляться пени, и со временем «набегает» приличная сумма, которая в разы превышает затраты на ремонт. «Чем дольше ты не обращаешься в суд, тем выше неустойка», — отмечает Азанов. И, как подтверждает судебная практика, взыскать эти деньги из страховой компании  вполне реально.

О неожиданном предложении рассказала жительница Челябинска Ольга Суханова, владелец KIA Venga. «Примерно полтора года назад попала в ДТП: остановилась перед светофором, а сзади в меня въехал какой‑то старый жигуленок. Вызвали ГИБДД, оформились, потом поехали в страховую. Денежной выплаты не было — страховая направила в свой автосервис, там все поправили. Машина летает, никаких вопросов. А примерно через полгода звонит мне на мобильный какая‑то девушка, представляется сотрудником неизвестной мне страховой компании, обращается по имени-отчеству. Я еще тогда подумала: откуда она мой телефон знает? «Вам же не платили УТС?» — спрашивает девушка. А я тогда и не знала, что это такое. И предлагает заключить договор переуступки требований со страховой компании — они платят мне две тысячи рублей, и после этого, дескать, сами всей судебной возней занимаются.

Во многих случаях такое предложение срабатывает: участник ДТП уже оставил этот инцидент в прошлом и уж точно не ожидает никаких бонусов, и вдруг такое заманчивое предложение. Две тысячи (возможно, договор переуступки требований обойдется страховщикам немного дороже, но чаще всего оговаривается именно такая сумма) на дороге не валяются. Однако Ольга Суханова не стала спешить — обратилась за консультацией к знакомому юристу, который с иронией отнесся к названной цифре и предложил свою помощь в суде. Результат — почти 180 тысяч рублей в пользу истца. Вычитаем затраты на адвоката (максимум 50 процентов), и получаем 90 тысяч. Куда более привлекательная сумма, чем две тысячи. «Мне даже в суд не пришлось ходить, настолько это беспроигрышное дело», — добавляет Ольга Суханова. А поскольку страховая компания, откуда звонили с предложением по перекупке, к тому времени обанкротилась, компенсацию выплатил Российский союз автостраховщиков (РСА).

По каждому делу юристы взыскивают минимум 50 тысяч рублей. По мнению Алексея Азанова, в их действиях присутствует элемент мошенничества, хотя с юридической точки зрения эта схема безупречна. Поэтому и суды чаще всего принимают решение о взыскании неустойки со страховой компании. «Суд привлекает участника ДТП в качестве третьего лица, но многие даже не ходят, им наплевать. Но если приходят и узнают, о каких суммах идет речь, чуть до драки не доходит», — отмечает он.

В Челябинске такая форма заработка очень распространена (как, впрочем, и по всей стране). Азанов называет перекупщиков «около-юристами», из-за которых страдает профессиональная репутация: «На рынке появились молодые, дерзкие ребята, цель которых — заработать денег. Их работа зиждется на обмане, ведь в беседе с потенциальным клиентом они изначально не договаривают, сколько может составить сумма взыскания. «Благодаря» таким людям и появляются поговорки вроде: «Тысяча адвокатов на дне моря — уже неплохо, для начала».

Эксперт также обращает внимание, что действия перекупщиков противоречат закону о защите персональных данных. Они ведь звонят на мобильный телефон, обращаются по имени-отчеству… И откуда они берут информацию о ДТП? «Могут быть два варианта — ГИБДД или страховая. Но ГИБДД ничего не знает о факте выплаты, а перекупщику ведь известно, что УТС не взыскивали, — рассуждает Азанов. — Значит, есть инсайд из страховых компаний». Директор «Агентства страховых услуг» Ярослав Королев, напротив, уверен, что информацию сливает ГИБДД. «Мне как‑то машину царапали, ездил оформляться в ГИБДД, вижу — в дежурной части сидит человек в гражданском, листает журнал и переписывает оттуда информацию, — рассказал Королев. — Номера телефонов продают псевдоюристам сотрудники, которые занимаются разбором ДТП. Это однозначно. Потом начинают приходить какие‑то эсэмэски, звонки непонятные. Вообще, у юристов, которые днем и ночью охотятся за клиентами в ГИБДД, комплексный подход — они берут на себя все, что связано со страхованием».